Рейтинг@Mail.ru
Главная » Секреты истории » Как в СССР хотели уложить в психушки сотни тысяч несогласных

Как в СССР хотели уложить в психушки сотни тысяч несогласных

В 1967 году КГБ выступило с инициативой построить сотни новых психбольниц, в которые (вместо тюрем, как прежде) должны были направиться сотни тысяч «общественно опасных элементов». К 1978 году в СССР на психучёте состояло 7,2 млн человек, в больницах лежало 358 тысяч человек. Лишь борьба министра МВД Щёлокова не дала КГБ полностью реализовать идею.

Об этом плане Андропова (и в целом КГБ) рассказывает в своей книге «Безумная психиатрия» Анатолий Прокопенко (издательство Совершенно секретно, 1997 год). Автор – в прошлом один из руководителей Государственной архивной службы РФ и консультант Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ. Мы публикуем отрывок из этой книги.

Из докладной записки в ЦК КПСС от 31 августа 1967 года:

«Число общественно опасных проявлений и уголовных преступлений, совершаемых психически больными, из года в год растёт. За последние два года в Москве зарегистрировано 388 тяжких уголовных преступлений, исполнителями которых являлись психически больные. В ленинградский психиатрический приемник в 1965 году было помещено 170 убийц с больной психикой. В 1966-1967 годах в Ленинграде психически больные совершили 17 убийств, в девятнадцати случаях оказались причастными к распространению антисоветских листовок и анонимных документов, двенадцать раз пытались нелегально перейти государственную границу. Аналогичное положение наблюдается на Украине и в ряде других регионов страны.

Особую опасность вызывают приезжие в большом числе в Москву лица, страдающие манией посещения в большом числе государственных учреждений, встреч с руководителями партии и правительства, бредящие антисоветскими идеями.

Известен недавний случай с Крысенковым, прибывшим из Вильнюса и взорвавшим себя с помощью самодельного взрывного устройства на Красной площади. Ранее имел место факт, когда душевнобольной проник в Мавзолей В. И. Ленина и пытался молотком разбить саркофаг.

В мае 1966 года некто Дедюк, одержимый поисками «правды», совершил акт самосожжения на площади им. Дзержинского. В декабре этого же года в Москве задержан и госпитализирован житель Уфы Гуськов, намеревавшийся «убить тридцать человек» из изъятых у него двух пистолетов.

Всего из приёмных центральных учреждений и ведомств в 1966-1967 годы были доставлены в больницы свыше 1800 психически больных, склонных к общественно опасным действиям.

Анализ показывает, что рост общественно опасных проявлений и уголовных преступлений, совершенных психически больными, является следствием крайне ограниченных возможностей своевременной госпитализации и проведения необходимого курса лечения этой категории больных в стационарных условиях. В стране после Октябрьской революции было построено только 6 специальных психиатрических учреждений.

В результате расширения старых площадей, перестройки не приспособленных для этих целей помещений, реконструкции больничных учреждений удалось создать к настоящему времени 1500 психиатрических учреждений с общим числом коек в них 215 тысяч 462. Это составляет всего лишь 0,93 койки на тысячу человек населения.

Минимальная потребность в стационарной психиатрической сети по Союзу определяется в 2,5 койки на тысячу человек, т. е. существующая сеть должна быть увеличена в 2,8 раза.

Отсутствие необходимых условий для организации широкой профилактической работы, острый недостаток психиатрических учреждений для стационарного лечения ведет к накоплению психически больных в населении. По данным Минздрава СССР, в 1965 году по Союзу было учтено 2 млн. 212 тысяч 198 психически больных, что составляет 9,54 человека на тысячу населения. Однако результаты проведённых сплошных обследований жителей ряда городов, областей и республик свидетельствует, что фактически количество людей, страдающих психическими заболеваниями и нуждающимися в стационарном лечении, значительно больше».

Заявители внесли в ЦК КПСС два предложения: в 1968-1970 годах изыскать дополнительные капитальные вложения для строительства новых и расширения имеющихся психиатрических больниц, а также решить вопрос о госпитализации до 15 октября 1967 года проживающих в Москве, Ленинграде и Киеве психически опасных граждан, «со стороны которых возможны общественно опасные проявления и действия».

Товарищам Андропову, Данилову, Руденко совсем несподручно было объяснять руководителям партии, отчего это в «советском раю» год от года с пугающей скоростью возрастало число психически больных и все – с агрессивным уклоном. Как это так сложилось, что каждой тысяче нормальных советских граждан угрожали шнырявшие между ними 10-15 опасных психопатов (т.е. около 3 млн. опасных психических больных)?

Предложенная идея о развитии сети психиатрических учреждений пришлась по душе ЦК КПСС. 6 октября 1967 года секретариат ЦК КПСС, на котором присутствовали Суслов, Устинов, Кулаков, Пельше, Капитонов и Данилов, рассмотрел записку Андропова. В выписке из протокола № 35/13с заседания секретариата ЦК значилось:

«1. Поручить Госплану СССР подготовить и в двухмесячный срок внести в СМ СССР предложение о дополнительных капитальных вложениях на 1968-1970 гг. для строительства новых и расширении имеющихся психиатрических больниц.

2. Поручить Советам министров РСФСР и УССР, Моссовету, исполкомам Ленинградского и Киевского областных и городских советов депутатов трудящихся изыскать дополнительные площади для переоборудования их под специальные психиатрические учреждения (имеются в виду тюремные психиатрические больницы МВД СССР) и безотлагательно решить вопрос о госпитализации проживающих в Москве, Ленинграде и Киеве психически больных граждан, со стороны которых возможны общественно опасные действия (выражаясь языком современных силовых министров, предполагалась «зачистка» этих граждан, дабы они не портили репутацию искусственно созданных городов — «визитных карточек» СССР)».

Психиатрический ГУЛАГ, словно раковая опухоль, начинал медленно разрастаться.

Однако неожиданно против действий КГБ по расширению сети психиатрических спецклиник выступил министр МВД Щёлоков.

Из письма министра здравоохранения СССР Петровского министру внутренних дел СССР Щёлокову от 5 декабря 1972 года:

«В Черняховской и Казанской психиатрических больницах специального типа не соблюдаются элементарные условия содержания душевнобольных. Имеется много палат, где содержится по двое больных. Палаты круглосуточно заперты. Отсутствуют помещения для дневного пребывания. Нет специально оборудованных туалетов.

Длительное пребывание психически больных людей в закрытых больных палатах способствует развитию у них больничного слабоумия».

Н. Щелоков откликнулся письмом следующего содержания:

«Учитывая, что психиатрические больницы специального типа не являются исправительно-трудовыми учреждениями, а также местами предварительного заключения и в них содержатся душевнобольные, освобожденные из-под стражи, МВД СССР считает, что эти больницы должны находиться в Минздраве СССР».

Петровский отвечает своему оппоненту так:

«Учитывая, что в специальных психиатрических больницах находятся специфические контингенты психически больных, считаем передачу этих больниц нецелесообразным».

Генерал от МВД не терял надежды сломить сопротивление упрямого медицинского функционера и решил обратиться за поддержкой к другим силовым и правоохранительным министрам.

Из письма Н. Щёлокова генпрокурору СССР Руденко, министру юстиции СССР Смирнову, председателю Верховного суда СССР Теребилову, председателю КГБ СССР Чебрикову от 5 декабря 1975 года:

«В целях дальнейшего укрепления социалистической законности, пресечения источников для ложной информации в антисоветских целях некоторыми враждебными кругами за рубежом, МВД СССР считает необходимым передать психиатрические больницы специального типа в Минздрав СССР».

Генеральная прокуратура, Минюст, Верховный суд СССР поддержали Щёлокова, но категорическое возражение последовало от КГБ СССР. Устами председателя КГБ Чебрикова была озвучена воля ЦК КПСС ни при каких обстоятельствах не отказываться от карательной психиатрии:

«Придавая серьёзное значение вопросу, связанному с передачей психиатрических больниц специального типа МВД СССР в ведение Минздрава СССР, нами проводились консультации со специалистами и видными учеными-психиатрами. Анализ полученных материалов дает основание полагать, что положительное решение его в настоящее время может быть преждевременным».

Министр МВД СССР был «поставлен на место», сеть спецпсихушек продолжала расширяться.

Решением Политбюро ЦК КПСС от 19 октября 1978 года была образована комиссия для рассмотрения проблем улучшения охраны здоровья, снижения смертности и повышения рождаемости населения. В состав этой комиссии входил и тогдашний председатель СМ СССР А. Косыгин. Вот он-то и поручил группе высокопоставленных функционеров в лице Н. Щёлокова, Б. Петровского, Т. Киселева, В. Гарбузова и Г. Титова представить ему справку о психическом состоянии советского общества. Функционеры писали по итогам работы.

Из записки товарищу Косыгину А. Н. от 18 мая 1979 года:

«За последние годы число психически больных увеличивается. В 1978 году их состояло на учете 4 млн. 486 тысяч, из которых около 75 тыс. человек, по оценке специалистов, считаются потенциально социально опасными.

Сеть больниц, предназначенных для лечения психически больных, развивается недостаточно, что видно из следующей таблицы:

Судебно-психиатрической экспертизой в 1978 году было признано невменяемыми, (т. е. не подлежащими уголовной ответственности в связи с психическим заболеванием) 13,4 тыс. больных, многие из которых совершили тяжкие преступления. Однако из-за нехватки мест только 17% из этой категории больных были изолированы в спецбольницах системы МВД.

Следовало бы построить 75-80 новых психиатрических больниц системы Минздрава СССР на 35-40 тыс. коек; 8 спецбольниц системы МВД на 8 тыс. коек».

Следует отметить, что к 1978 году к психиатрическим больницам специального типа МВД СССР прибавилась «тюремница» в селе Дворянское Волгоградской области на 550 мест и готовилось открытие подобных заведений на базе женской колонии исправительно-трудового лагеря в Иванове и в поселке Форносово в Ленинградской области.

Всего же к концу 1979 года в психиатрических больницах специального типа МВД СССР содержалось 6308 заключенных, что по сравнению с 1968 годом (2465) составило увеличение на 155%.

В КГБ же считали, что психически больных «общественно опасных элементов» в стране сотни тысяч (не менее 300-400 тысяч), и всем им место – в специальных клиниках.

12 июня 1980 года Политбюро ЦК КПСС одобрило совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР за подписями Л. Брежнева и А. Косыгина «О дальнейшем улучшении психоневрологической помощи населению». Естественно, в постановлении нет ни одной фразы, которая бы свидетельствовала о намерении руководства страны и в дальнейшем использовать психиатров в карательных целях. Но умеющий читать между строчек не оставит без внимания некоторые пункты политбюровского творения:

«2в) организовать в 1981-1985 гг. во всех республиканских, краевых, областных центрах и в других крупных городах для оказания экстренной помощи психически больным и предупреждения возможных общественно опасных действий с их стороны психиатрические врачебные бригады «скорой помощи».

6. Советам Министров союзных республик обеспечить строительство и ввод в эксплуатацию в 1981-1990 годах психиатрических больниц на 59,3 тыс. коек.

СЕКРЕТНО 8. Министерству внутренних дел СССР (по территории РСФСР) обеспечить в 1981-1990 годах строительство и ввод в эксплуатацию больниц специального типа согласно приложению 5.

МВД СССР отреагировало на постановление весьма серьёзно и оперативно. Началось строительство тюремных психушек в Красноярске, Хабаровске, Кемерово, Курске, Куйбышеве и Новосибирске с общим количеством коек – 3509.

Однако расширение сети специальных психбольниц что по линии КГБ, что по линии МВД споткнулось на очень жёсткую реакцию международного сообщества психиатров. В начале 80-х на Западе благодаря стараниям диссидентов уже было хорошо известно о десятках тысяч инакомыслящих, томящихся в спецклиниках.

В ЦК КПСС отмечалось:

«В процессе подготовки к заседанию Исполкома Всемирной психиатрической ассоциации (г. Вена, 27-28 марта 1983) и очередному, VII Всемирному конгрессу психиатров (планируется на июль 1983 года в Австрии) правление АПА, Королевский колледж психиатров Великобритании, Австралийское, Датское, Новозеландское, Шведское общества психиатров, отдельные руководители австрийского оргкомитета активизируют клеветническую кампанию против СССР, распространяют документы с требованием лишить членства в ВПА Всесоюзное общество невропатологов и психиатров. Неблагоприятное для нас соотношение голосов при решении данного вопроса в исполкоме и на конгрессе создаёт возможность западникам протащить свое предложение».

Нежелание ЦК КПСС, руководства Минздрава СССР прислушаться к справедливым требованиям ВПА о прекращении использования психиатрии в негуманных медицинских целях привело ВНО психиатров к позорному самоизгнанию из мирового сообщества психиатров, что не только негативно отразилось на престиже советского государства, но и лишило тысячи честных советских психиатров творческого общения с коллегами из десятков стран мира.

В 1986 году только в шести крупнейших психиатрических больницах специального типа МВД СССР — Казанской, Ленинградской, Орловской, Сычевской, Черняховской, Благовещенской находились в заключении 5329 человек. Вот как выглядит динамика роста заключенных, отбывающих принудительное лечение в одной из крупнейших психиатрических больниц специального типа МВД СССР, Ленинградской: 1956 год – 324, 1967-й – 783, 1979-й – 854, 1986 год – 1181.

Однако со смертью Андропова – основного проводника идеи о госпитализации сотен тысяч инакомыслящих – и с приходом к власти Горбачёва психиатрический ГУЛАГ стал рассыпаться.

Иллюстрации: Геннадий Добров – пациенты психбольниц с натуры. Сам художник вспоминал:

«Я устроился работать санитаром в больницу имени Склифосовского. Через год перешел в эвакуационную психиатрическую больницу №7. Ту самую, которая в брежневские времена занималась «инакомыслящими». В приёмной Президиума Верховного Совета СССР людей, которые приезжали с проектами «переустройства общества» направляли в седьмое окошко. А там уже ждал психиатр. «Перестройщиков» отвозили в психушку. Продержав с месяц, этапировали по месту жительства. Я был одним из санитаров-эвакуаторов. Объездил всю страну. Среди них были удивительно светлые люди. Они хотели построить мир без насилия. Их идеи захватывали.

Через три года меня уволили. Я спросил, почему.

— Вы слишком мягкий с пациентами».

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: