Рейтинг@Mail.ru
Главная » Здоровье и красота » Вирус Эбола: страх и недоверие к медицине

Вирус Эбола: страх и недоверие к медицине

Эпидемия лихорадки Эбола вышла из-под контроля. Как следует из последнего отчета Всемирной организации здравоохранения, с марта этого года она унесла жизни 887 человек из 1 603 заразившихся в Западной Африке. Всемирный банк в свою очередь намеревается выделить 200 миллионов долларов для помощи Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне. Координатор «Врачей без границ» по вирусу Эбола Роза Крестани отвечает на вопросы пользователей lemonde.fr о том, как сдержать эпидемию.

По ее мнению, опасность распространения лихорадки в развитых странах «с хорошей системой здравоохранения и санитарного контроля» весьма невелика. Однако в странах группы риска «отрицание болезни способствует ее распространению».

Мариан: Есть ли какой-то ответ на эпидемию Эбола?

Роза Крестани: Речь идет о сложном комплексе мер, потому что нам нужно действовать на разных уровнях. Первостепенная задача заключается в том, чтобы остановить передачу инфекции от одного человека к другому. Для этого требуется предпринять несколько шагов. Сначала — это изоляция больных, затем — наблюдение за всеми, кто ранее контактировал с зараженными.

Кроме того, нужно вести информационную кампанию среди населения, объяснить, что такое лихорадка Эбола, как ей можно заразиться, какие существуют меры предосторожности. Нужно помочь людям побороть страх и добиться от них сотрудничества, это очень и очень важно. Кроме того, специальные группы должны вести наблюдение за похоронами скончавшихся пациентов, потому что контакт с их телами может представлять большую опасность.

Наконец, необходимо задействовать все имеющиеся у санитарных структур средства борьбы с распространением инфекции. Нужно взять эпидемию под контроль, постепенно свести к нулю число новых случаев заражения.

Софи: Как организована ваша работа? Сколько сотрудников «Врачей без границ» задействовано для борьбы с эпидемией?

— Мы работаем в трех странах, которые в настоящий момент охвачены эпидемией. Это Либерия, Гвинея и Сьерра-Леоне. Там у нас находятся примерно 70 сотрудников из разных стран. Скоро к ним присоединятся и другие. Кроме того, вместе с нами работает группа из 500 местных специалистов.

В работе с пациентами нашей приоритетной задачей является их изоляция, потому что это под силу лишь немногим организациям. В некоторых зонах у нас работают похоронные бригады, эпидемиологи, психологи и врачи, которые контактируют с населением.

Матье: Велика ли опасность мировой эпидемии, учитывая, что все страны уже начали принимать серьезные защитные меры?

— Для стран с эффективной системой здравоохранения и санитарного контроля такая опасность невелика. Заражение, разумеется, все равно может произойти, однако принятые практически повсюду и главным образом в развитых странах меры по контролю позволяют выявить потенциальные источники угрозы и уменьшить риск распространения инфекции. Поэтому эпидемия в развитых странах — весьма маловероятный сценарий.

Главную проблему сейчас представляют страны без возможностей по введению таких контрольных мер. Так, например, в трех затронутых эпидемией государствах у санитарных служб нет такой возможности, потребности просто огромны, а распространение вируса вышло из-под контроля. Нужно помочь этим странам, потому что происходящее в Западной Африке просто необходимо взять под контроль.

RM: Какие существуют прогнозы насчет распространения вируса Эбола?

— Пока что спрогнозировать что-то очень непросто. Мы знаем, что в ближайшие месяцы нам предстоит большая и трудная работа. Мы прекрасно это понимаем. Мы обеспокоены происходящим и хотели бы получить большую помощь от государств и организаций.

Поль: Считаете ли вы достаточными принятые в Европе меры по предотвращению распространения инфекции?

— Все в полной мере осознают происходящее. Не думаю, что вирус может распространиться по Европе.

Луи Лер: Может ли вирус перекинуться на соседние африканские страны?

Бенжамен: С какой вероятностью случаи заболевания могут возникнуть в соседних странах (Сенегал, Кот-д’Ивуар...)?

— В соседних странах должны быть задействованы все контрольные и защитные меры, чтобы отреагировать на возможную опасность. Пока что у нас нет информации о подтвержденных случаях заболевания в этих странах.

Софи: Можно ли сказать, что сегодня эпидемия вышла из-под контроля?

— Да, пока мы не найдем всех, с кем контактировали зараженные пациенты, и не остановим распространение вируса. К настоящему моменту добиться этого не удалось. По-прежнему возникают новые случаи.

Фред О: Известно ли, почему эта эпидемия стала серьезнее предыдущих?

— Большие масштабы нынешней эпидемии связаны с отсутствием должных санитарных мер в затронутых странах и подвижностью потенциальных больных, в частности из-за авиаперевозок. Один из отягчающих факторов заключается в том, что людям сложно отслеживать все показатели, чтобы сдержать эпидемию.

Жан-Лу: 80 новых случаев заражения в день при 60 контактировавших с каждым человеком лицах, как в Нигерии...Получается, что список людей, за которыми нужно вести наблюдение, ежедневно пополняется на 4 800 человек. Разве с такой ситуацией можно справить простым наблюдением? Не появляется ли необходимости в более жестких мерах?

— Каждый пациент с подтвержденным случаем заболевания контактировал в среднем с 20-40 людьми до первого проявления симптомов инфекции. За всеми этими людьми необходимо вести наблюдение в течение 21 дня. Это вполне осуществимо, но если мы хотим избежать катастрофы, нам нужны большие средства.

Лоло: Достаточно ли задействованных сейчас в этой зоне ресурсов?

— Совершенно недостаточно. Поэтому мы уже несколько недель просим выделить нам больше средств. Потребности просто огромны, нам нужно гораздо больше помощи. Это касается Европы, Америки и затронутых эпидемией стран.

Паоло: Откуда «Врачи без границ» получают необходимые средства для борьбы с вирусом Эбола? Правительственное финансирование, пожертвования?

— И то, и другое. Нам помогает множество частных лиц. У нас есть спонсоры, предоставляющие нам поддержку.

Валентин: Известно ли, в чем причина такого широкого распространения болезни?

Бенжамен: Есть ли информация о происхождении лихорадки Эбола? Как так получается, что вирус опять внезапно возник?

— Эпидемия началась в гвинейских лесах, но у нас нет точной эпидемиологической истории. Какой-то человек контактировал с больным животным или носителем вируса. Затем он вернулся домой, и инфекция передалась его семье, окружающим и так далее. У нас нет уверенности в том, что причиной нынешнего распространения заболевания стали летучие мыши. Вирус мог передаться человеку от антилопы или крысы.

Филипп: Не кажется ли вам, что в распространении вируса Эбола могут принимать участие насекомые вроде мошек?

— Вирус Эбола чрезвычайно уязвим для внешней среды за пределами тела. Поэтому, пока не было доказано обратное, мошки не считаются возможными переносчиками инфекции.

Николя: Способен ли вирус мутировать в случае масштабной эпидемии? Отражается ли на нем смена времен года?

— В долгосрочной перспективе мутации вируса возможны, но в рамках одной эпидемии мы пока что такого не видели. В Западной Африке сейчас свирепствует заирский эболавирус. Время года же может повлиять лишь на начало эпидемии. Так, например, в определенное время в лесу наблюдается более активное движение летучих мышей, и это может стать значимым фактором. Но когда вирус уже начал движение, время года на него больше никак не влияет.

Шарль: Какова продолжительность жизни вируса на открытом воздухе?

— Обычно вирус может прожить всего несколько часов на солнце, потому что на него напрямую воздействуют ультрафиолетовые лучи. Если мы находим в домах больных матрацы или слишком грязную одежду, мы все это сжигаем, потому что в закрытой среде вирус может прожить дольше.

Арно: Существует ли какой-то быстрый способ выявления болезни, который бы помог усилить пограничный контроль и не допустить распространения вируса?

— Нет, пока еще не существует быстрого теста. Кроме того, симптомы могут быть довольно легкими, словно у человека грипп или малярия. Тем не менее в регионе были введены контрольные меры, в первую очередь в аэропортах. Меры предосторожности, разумеется, необходимы, но в условиях глобализации закрыть границы уже попросту невозможно. Это «неправильно» и не рекомендуется ВОЗ.

Арно: Сколько времени нужно на то, чтобы с точностью выявить болезнь у человека?

— Три или четыре часа. Существуют разные лаборатории, которым под силу провести такой анализ, например, в Атланте, Париже и Виннипеге. Если передать им образец, ответ можно получить очень быстро.

Мари: Когда больные наиболее заразны?

— Контактировавший с больным человек не опасен в течение двадцати одного дня, если у него не возникает жар или такие симптомы, как диарея и рвота. Приведу пример. Если мой муж был в командировке в стране группы риска и контактировал с больными, то по возвращении домой мы можем совершенно спокойно заниматься сексом в течение 21 дня. Но если же он заболевает, то становится опасными для меня, потому что вирус развивается. Вирус начинает вести себя агрессивно и представляет угрозу для окружающих только при проявлении симптомов.

Седрик: Какова смертность при лихорадке Эбола?

— В настоящий момент примерно 60-70%.

Робин: Пережившие лихорадку в дальнейшем приобретают иммунитет?

— Да, они не могут заразиться той же разновидностью вируса.

Фабьен: Какие могут быть осложнения у переживших инфекцию людей?

— Осложнения возникают крайне редко. Обычно если человек выходит живым из больницы, он будет ощущать усталость несколько недель, но никаких долгосрочных последствий не будет.

Джессика: Существует ли некий типичный профиль тех, кто переживает инфекцию?

— В основном это взрослые. Дети выживают реже, потому что их организм более уязвим. Кроме того, это те люди, которые меньше контактировали с вирусом. Так, например, если я заразилась на похоронах, то нахожусь в группе более высокого риска, чем если бы подхватила инфекцию с одежды больного.

Сандрин: Я работаю стюардессой, и мы с коллегами обеспокоены полетами в города, которые охвачены инфекцией. Что бы вы могли нам посоветовать?

— Прежде всего, нужно внимательно следить за тем, к чему вы прикасаетесь. Вирус Эбола не передается воздушно-капельным путем. Заражение происходит через телесные жидкости: слюну, пот, кровь, мочу, кал, семенную жидкость. Поэтому необходимо регулярно дезинфицировать руки, тщательно мыть их с мылом, стараться держаться подальше от больных. Гигиена рук здесь чрезвычайно важна.

Многие надевают перчатки, но касаются ими всего подряд, и те загрязняются. Гораздо разумнее было бы держать руки в чистоте.

Эффи: Что вы думаете насчет решения отправить на родину двух заразившихся американцев? Не увеличивает ли это опасность распространения инфекции?

— Мы во «Врачах без границ» рады, что они смогли вернуться домой. Когда ты болеешь, тебе хочется быть дома. У американцев есть все необходимые ресурсы для заботы о пациентах и их изоляции. Больных перевозили на специальном самолете, никакой опасности заражения нет. Их обоих поместили в центр высочайшего уровня. Это прекрасный пример того, как нужно поступать в том случае, если доброволец по случайности подхватил инфекцию.

Аксель: Можно ли будет использовать в Африке средство, которое сейчас дали американским пациентам?

Йохан: Почему для лечения заразившихся лихорадкой Эбола пациентов не применяются экспериментальные методики?

— Это первая в своем роде попытка. Для этого нужна немалая смелость. Единственное, что нам известно, это то, что речь идет об экспериментальном медикаменте, чей процесс разработки и контроля отличается особой сложностью. Иногда можно проводить испытания, не зная, возникнет ли нежелательная ответная реакция. Но пока что препарат тестировали только на животных. Лабораториям и ВОЗ нужно в полной мере оценить перспективы применения лекарства без рисков.

Михаэль: Достаточно ли имеющихся объемов лекарства для лечения всех зараженных пациентов?

— В настоящий момент у нас нет лекарства от лихорадки Эбола. Мы даем пациентам лишь поддерживающие средства: противорвотные, обезболивающие, успокоительные, морфин... Мы хотим сделать так, чтобы человек хотя бы умер достойно, без мучений.

Оливье: Известно ли вам, на каком этапе находятся терапевтические испытания вакцины?

— В этой области удалось достичь меньше, чем в разработке лечения. Некоторые вакцины испытывали на животных, но на людях исследования не проводились. Этот процесс займет много времени, потому что находится на грани этически допустимого, и такая вакцина должна получить медицинское подтверждение. Наша цель в том, чтобы улучшить уход за пациентами и не навредить им не приспособленными для этого веществами.

Гарри: Как вы боретесь с непониманием населения, которое способствует распространению вируса?

Анна: Какие сложности возникают при общении с жителями этих стран, например, во время захоронения погибших больных?

— Непонимание и отрицание болезни способствует ее распространению, потому что в таком случае не принимаются необходимые меры защиты. Население — это главный фактор в борьбе с эпидемией. Мы работаем со специалистами, которые изучают местные обычаи. Он рассказывают нам, как лучше объяснить людям, на что обратить внимание и чего избегать. Кроме того, у нас есть психологи, которые помогают избежать обвинений в адрес пациентов и членов их семей.

Отрицание — вполне нормальная реакция, потому что эта болезнь внушает людям ужас. Всем государствам и правительствам нужно убедить людей в том, что вместе мы сможем победить вирус Эбола. Раньше у нас это уже получалось.

Фред О: Вы говорите о том, как сложно рассказать населению безопасном поведении и справиться с отрицанием болезни. Но как тогда объяснить неоднократные случаи заражения или даже смерти среди врачей и медицинского персонала?

— Проблема в том, что во многих медицинских структурах нет специалистов европейского уровня, водопровода, перчаток... Во время эпидемии лихорадки Эбола вы всегда очень сильно рискуете, когда обрабатываете рану или делаете укол. У многих нет нужного образования и средств защиты.

Валери Булье: Есть ли у нас средства для того, чтобы обеспечить санитарную безопасность всего работающего с пациентами медицинского персонала?

— Это очень интересный и важный вопрос. Проконтролировать и довести до нужного уровня санитарные структуры в затронутых болезнью странах очень сложно. Что касается «Врачей без границ», наши методики работы не создавали никаких проблем в уходе за больными. Тем не менее в очень многих местных медицинских структурах нередко заболевает и сам персонал. Людям не хватает ресурсов и образования, что влечет за собой трагические последствия.

Заболевшие медики умирают. Поэтому их коллеги боятся и не идут на работу, а люди боятся и не верят в больницы. Многие больницы в конечном итоге могут закрыться.

("Le Monde", Франция)

Источник: ИноСМИ.Ru

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: