Рейтинг@Mail.ru
Главная » Психология и отношения » Посттравматическое стрессовое расстройство как следствие политических катаклизмов

Посттравматическое стрессовое расстройство как следствие политических катаклизмов

После того, что пережили украинцы в последние полгода, не удивляют массово звучащие жалобы на плохой сон, нервозность, беспокойство и общий упадок жизненных сил. Причем эти состояния не зависят от текущих жизненных событий. Раздражительность, тревога, беспокойство, неспособность отвлечься, преследующие переживания украинских событий последних нескольких месяцев, — все это не дает работать и радоваться жизни.

Казалось бы, что страшного. Все очень устали и это естественно. На самом деле, при таких симптомах речь вполне может идти о так называемом посттравматическом стрессовом расстройстве. Тем более что причин для его возникновения у массы украинцев было предостаточно.

Посттравматическое стрессовое расстройство — это затянувшаяся реакция на глубокое психологическое потрясение тяжелого характера. Симптомы такого расстройства можно наблюдать у людей, переживших катаклизмы, стихийные бедствия, насилие, любые события, которые вызвали психологические потрясения. Симптомы расстройства могут проявиться через несколько месяцев после пережитого, а могут — через длительное время, даже спустя годы. Иногда эти симптомы в некотором смысле «мигают», то появляясь, то исчезая на краткий период времени.

«Симптомы посттравматического расстройства разнообразны, но три основных есть всегда: Постоянное прокручивание трагичных событий в голове, навязчивые мысли, сновидения. Стремление избежать любых напоминаний о произошедшем. Повышенная тревожность, раздражительность, резкие смены настроения, равнодушие к близким. Другими признаками такого расстройства могут быть злоупотребление алкоголем, наркотиками, гневливость, чувство вины, нарушение сна, обвинения других людей, судьбы, суицидальные мысли», — комментирует изданию ДЕЛО практикующий психотерапевт, председатель киевского филиала Украинской Ассоциации Психотерапевтов Демьян Попов.

«Горе, потеря, у любого человека вызывает острые переживания — боли, растерянности, отчаяния, страха, чувства вины. По сути, это нормальная реакция на «ненормальные», запредельные условия. Но такие переживания со временем проходят. В течение 6 — 12 месяцев эти переживания становятся частью опыта», — добавляет он.

Речь может идти не только о переживании потери близкого человека. Любое «запредельное» переживание, стрессовое по своей сути, необычное и непривычное для повседневного опыта человека, может вызвать вышеупомянутые симптомы. События Майдана, неожиданно наполненные смертями и повышенным напряжением, для многих стали таким запредельным переживанием. После этих событий последовала аннексия Крыма, ожидание войны с Россией, наконец, бои на востоке страны. Все это — накопленные переживания стрессового характера, которые, так или иначе, оказали травмирующее действие. Реакция на них зависит от личностных особенностей и персонального опыта каждого конкретного человека. Но что-то общее все же можно проследить.

«Никогда со мной такого не было, а сейчас вдруг появилось — бессмысленное валяние на диване. Вроде бы столько всего надо сделать, но я падаю на кровать, или сплю, или играю в игрушки на мобильном, в глупые игрушки. А ощущения отдыха нет в помине. Кроме того, у меня творческий ступор. Кажется, я забита информацией, зашлакована настолько, что ничего не слышно, кроме снарядов» (Мария, журналист).

«Во время любого нарастания напряжения я чувствую страшную усталость (физическую и моральную), угнетенное состояние, апатию, полную неспособность на чем-то сосредоточиться, и даже головную боль» (Инна, биолог).

«Рабочая задача, которая раньше занимала час, теперь требует часа три и более. Я просто не способен сосредоточиться. Независимо от того, что происходит в жизни, внутри остается обессиленность и полная неспособность взять себя в руки, как-то мобилизоваться» (Алексей, менеджер).

«Хотите оригинальный психосоматический способ реагировать? Когда наши события на Майдане близились к концу, я более чем на месяц слегла с самой тяжелой болезнью в своей жизни» (Ольга, психолог, HR-специалист).

«Я становлюсь ужасно раздражительной, постоянно на всех срываюсь» (Анастасия, госслужащая).

«Честно говоря, самые тяжелые ощущения у меня были во время принятия «диктаторских законов» (январь). Тогда казалось, что это все, — КГБ и конец. Даже физически дышать было тяжело» (Евгений, менеджер по страхованию).

«Я чувствую усталость от того, что в последние полгода мы все находимся в состоянии «вкл» круглосуточно. Скажем, после работы дома отдыхаешь. После вечеринки на следующий день можно поваляться в кровати. А здесь же отдохнуть не получается — ночью читаем новости, обсуждаем политику с друзьями и семьей, ругаемся с родственниками. И так по кругу. Напряжение сменяется апатией, это в моем случае. И к информации начинаешь относиться сухо, из разряда — а, будь, что будет! Шопинга не хочется. Стоимость сумки измеряешь стоимостью лекарств для раненых, и понимаешь, что нафига нужна сумка-то?!» (Марина, специалист по международным отношениям).

В целом, симптомы сходятся в одном — люди чувствуют обессиленность и неспособность отключиться, постоянно находясь в потоке неиссякаемого напряжения. Критическая наполненность информацией, стрессовые переживания, незнакомый опыт (смерти, боевые действия, информационное давление соседа-агрессора) совместно с неуверенностью в завтрашнем дне и постоянными событийными качелями, приводят к накоплению симптомов, серьезно осложняющих жизнь и способных даже стать угрозой здоровью.

Несмотря на то, что симптомы посттравматического расстройства могут проходить со временем, интегрируясь в опыт, человеку необходимо как-то с ними справляться, пока это не произойдет. Считается, что единого универсального средства борьбы с ними не существует. Точно так, как реакция на травматичные события зависит от особенностей отдельно взятой личности, и процесс избавления от последствий может быть индивидуальным.

«Если вы подозреваете у себя, или у близкого вам человека посттравматическое расстройство, лучше всего обратиться к психотерапевту. Опыт показывает, — чем раньше обратиться, тем быстрее и эффективнее будет помощь. В таком случае, возможна как индивидуальная, так и групповая психотерапия. Если речь идет о верующем человеке, важной может быть духовная поддержка от священника и общины. Необходимо не отдаляться, не изолироваться от других людей, а активно искать помощи. Здесь поддержку и понимание близких невозможно переоценить», — советует Демьян Попов.

В брошюре, специально созданной Психологической Службой Майдана для работы с людьми, страдающими от симптомов посттравматического расстройства, также советуют общаться, активно искать помощи близких и не отказываться от ежедневных задач. «Помните, что ваша реакция на события — абсолютно нормальная. Со временем Вам станет лучше. Не все страхи и кошмары являются признаком болезни. Попытайтесь вернуться к ежедневным делам. Если Вы плохо себя чувствуете, Вас охватывает страх, пытайтесь глубоко дышать и вспомните, что страшные события остались в прошлом. Продолжайте общаться с друзьями и рассказывать о своих чувствах от пережитых событий. Не отказывайтесь от помощи других, даже если Вам кажется, что они могут Вас не понять. Поддерживайте нормальный распорядок дня. Если Вы страдаете от реакции на травму, обратитесь к психологу или психотерапевту». А в срочном порядке обращаться к психотерапевту советуют в случае, если ощущается затяжная реакция на травмирующие события. Она может быть полярной, и выражаться либо в периодическом ощущении эмоционального онемения, либо в неожиданном эмоциональном и физическом перевозбуждении. Обе эти реакции указывают на посттравматический стресс, работу с которым лучше доверить профессионалу.

Кроме рекомендаций специалистов, люди, страдающие от неприятных симптомов, могут воспользоваться собственными, подходящими только им, инструментами выхода из неприятного состояния.

«Так как проблема лежит, прежде всего, в плоскости психо-эмоциональной, именно с этой сферой и надо работать. Мне удивительным образом помогает классическая музыка. Она переключает, понижает градус напряжения, нормализует, как говорится, давление. Для меня это номер один по эффективности. Причем поп-музыка противопоказана, при ее простейшей форме она дает крайне тяжелую нагрузку на психику, а классическая музыка — наоборот. Еще очень хорошо помогает пребывание в кругу единомышленников, но только не радикалов. То есть важно, чтобы собрались те, кому болит за Украину. Пусть хоть чушь несут вместе, хоть молчат, лишь бы в глазах читалось понимание. Эти моменты очень важны» (Мария, журналист).

«Медитация и йога. И спорт. Это всегда работало. Ведь проблема в том, чтобы выключить мозг, которому уже слишком трудно все это выносить» (Алексей, менеджер).

«Лично мне в самые безнадежные моменты помогает мысль о том, что все мы смертны. Не оригинально и не конструктивно, но... помогает» (Евгений, менеджер по страхованию).

«Борюсь я просто — иду гулять, выхожу из сети, играю с детьми, готовлю, делаю что-то конкретное (помощь беженцам, армии, просто людям, убираю лес)» (Инна, биолог).

«Берешь лошадь и через час уже не помнишь ни о чем. Когда совсем плохо, идешь не в клуб, а на ипподром и берешь 2-4 летнего жеребца, подписываешь отказ от претензий. И через полчаса проблема решается: либо сворачиваешь шею, либо понимаешь, что все неприятности и проблемы — пыль под копытами, а жизнь — высшая ценность» (Анна, аспирант).

«Я спасаюсь детским шоппингом просто потому, что дети растут и им все время что-то нужно. Это хоть как-то отвлекает. А так стараемся на выходных меньше бывать дома, больше гулять с детьми, и вводить табу на определенные темы за столом» (Марина, специалист по международным отношениям).

«Выключаю все и копаюсь в земле, сажу цветы, перебираю крупу. Одним словом, занимаюсь чисто земными делами» (Леся, психотерапевт).

«Еду в Одессу и верю в лучшее!» (Анастасия, госслужащая).

NB: (Персональные инструменты работают тогда, когда симптомы не становятся затяжными и ярко выраженными. В противном случае, все же, лучше отправиться на прием к специалисту).

Приблизительно таким же образом HR-специалисты и штатные тренеры справляются с напряжением в офисе, где работают точно такие же люди, страдающие от точно таких же посттравматических реакций.

«Еще в апреле, после тяжелых событий, мы решили сделать большой тимбилдинг в лесу для директоров из регионов и нашего головного офиса, — комментирует руководитель учебного центра одного из украинских банков, психолог Михаил Кашин. — Цель была простой, дать людям возможность выпустить пар, поменять картинку перед глазами, посмотреть друг на друга как на человека, а не функцию, увидеть, что все живы, все работают. Удостовериться, что банк в порядке, функционирует по-прежнему и даже дает нормальный финансовый показатель. В итоге, люди успокоились, поняли, что «все ок, движемся дальше, прорвемся»».

По словам Михаила, важно было вывезти людей из офиса и дать им возможность общаться много, долго, свободно, в непринужденной обстановке. «Обычный тимбилдинг — это пир во время чумы. А так мы переключились, создали движение, сбросили адреналин и напряжение, разобрались с усталостью, и все встало на свои места. Важным было и послание от компании «Все идет по плану». Люди выплеснули напряжение, успокоились, расслабились и продолжили спокойно работать».

«Мы даем сотрудникам много информации, делаем специальные релакс зоны в офисе (типа тенниса), ставим тренажеры, по утрам одна из наших сотрудниц проводит для всех занятия йогой», — делится Юлия Клименко, начальник отдела обучения, развития и внутренних коммуникаций международного телеком-оператора. «Еще мы устраиваем разноцветные пятницы — 1-2 раза в месяц тематические пятницы в вышиванках или в цветных нарядах. Наши топ-менеджеры выступают неформально и «живьем». Сотрудников отправляем на специальные семинары по управлению стрессом. У нас есть внутренняя корпоративная социальная сеть, где люди с востока пишут статьи о том, как они справляются с ситуацией в регионе, а остальные регионы комментируют. Служба безопасности делает рассылки, как вести себя, если напали, стреляют, если вас окружила толпа и т.п. А еще мы собираем деньги на военное обмундирование. Из наших сотрудников призвали 11 человек».

Если объединить персональные инструменты борьбы с посттравматическим стрессом, нетрудно заметить, что все они укладываются в рамки базовых советов специалистов: занимайтесь насущным, соблюдайте распорядок дня, много общайтесь, занимайтесь спортом, физически отвлекайтесь (гуляйте, уезжайте из города).

Самым важным на пути к выздоровлению в случае, когда симптомы посттравматического стресса мешают полноценной жизни, остается дружеская поддержка и помощь родных, общение долгое, полноценное и ненапряженное (сюда не входят споры о политической ситуации и другого рода стрессовая коммуникация); личные инструменты, которые помогают переключить внимание с интеллектуальной составляющей на ощущения физические или эмоциональные (спорт, шопинг, искусство), рутинная деятельность, способная снять напряжение (уход за садом, забота о домашних питомцах, приготовление еды, генеральная уборка), а также физическая смена мест.

Однако важно помнить и то, что в некоторых случаях лучше заплатить специалисту за помощь, чем долго страдать, усугубляя, таким образом, свое состояние, и отказывая себе в полноценной жизни. Хотя бессмертное соломоново «Все проходит, пройдет и это» также никто не отменял.

Автор: Екатерина Федоришина

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: