Рейтинг@Mail.ru
Главная » Украина » Штурм и натиск

Штурм и натиск

На фоне разговоров о диалоге, власти все же решили потеснить Евромайдан. Ночью 11 декабря протестующих снова "выдавили" на главную площадь страны, а утром начался штурм КГГА. Пока безуспешный. Оппозиция радуется ситуативной победе и призывает не сдаваться. А правящий лагерь уточняет границы понятия "сила" и "допустимо".

Ночь простоять да день продержаться

Опасения по поводу того, что в ночь на 11 декабря Майдан будут "зачищать" появились еще вечером предыдущего дня. "Как стало известно Штабу национального сопротивления, примерно на 1 час ночи запланирована спецоперация по зачистке Майдана подразделениями внутренних войск, "Беркута". В роли провокаторов выступят народные депутаты от Партии регионов, которых на данный момент уже собрали для участия в операции", - предупреждали митингующих. В свете уверенных заявлений властей о необходимости переговоров, обещаний отпустить хотя бы часть задержанных демонстрантов и – главное – с поправкой на присутствие в Киеве высокопоставленных западных дипломатов – в таком сценарии можно было бы и усомниться. Как оказалось – зря. Ближе к 2 часам ночи милиция и в самом деле пошла в атаку.

Судя по итогам марш-броска, основной целью официальных защитников правопорядка, как и предыдущей ночью, было предельное "уплотнение" Майдана. "Правительственные" улицы и Михайловскую площадь практически очистили, подступы к эпицентру событий продавливались оцеплением, зашел спецназ и на территорию "еврогородка". Ключевые пункты – КГГА, Дом профсоюзов, Октябрьский дворец в какой-то момент оказались заблокированы. И все происходящее объяснялось стремлением помочь коммунальщикам с расчисткой центра города. "Мероприятия по благоустройству территории вокруг Майдана Независимости осуществлялись ночью для того, чтобы не создавать дополнительных неудобств гражданам, которые проживают или работают в столице. МВД официально заявляет, что работники милиции и военнослужащие внутренних войск во время событий на Майдане Независимости не применяли слезоточивый газ и другие спецсредства по отношению к митингующим", - заявляли позже в министерстве.

Тем не менее, по сравнению с предыдущими событиями, на этот раз попытка разгона выглядела куда более жесткой. Около десятка активистов задержали (позже отпустив), часть пострадавших с обеих сторон была госпитализирована, да и в целом "мероприятия по благоустройству" трудно было назвать демонстрацией миролюбия со стороны властей. И все же утром значительная часть милиционеров с Майдана отступила. А оставшиеся пошли на штурм мэрии, окончившимся промежуточным триумфом протестующих.

Прорвать баррикаду у здания КГГА "Беркуту" не удалось – осажденные поливали "гостей" холодной водой, а внизу вокруг них сжималось кольцо подтянувшихся защитников. Спецназ довольно быстро отступил. Демонстранты праздновали победу, хотя некоторые оппозиционеры опасались, что организаторы атаки, пославшие на штурм минимальные силы (с учетом того числа спецназовцев и бойцов внутренних войск, которое было собрано на площади ранее), рассчитывали на более активный отпор, который позволил бы применить силу "с процентами". В любом случае, эту ночь протестующие простояли. "Психологическая победа сегодня на нашей стороне", - констатировал Олег Тягнибок.

И эта психологическая победа действительно многого стоит. Стойкость и сплоченность защитников Майдана дали возможность продемонстрировать практически беспрецедентный для Украины пример успешного противостояния гражданских значительным силам милиции. Евромайдан сдал еще один экзамен. И сейчас надежда на то, что протесты могут устоять, омрачается лишь опасениями по поводу того, что в следующий раз "Беркуту" и "Гепарду" могут дать совсем другие приказы. Пока же – в "средне-боевых" условиях "еврогородок" продолжает стоять, несмотря на морозы, силовой прессинг и психологическое давление властей, запасшихся судебными постановлениями и аргументами в стиле "Попробовали бы они заблокировать Белый дом!". Да и символизм того, что утром 11 декабря протестующим удалось отбить натиск у КГГА, тоже привлекает внимание. Среди некоторых демонстрантов встречается мнение, что "держаться" за мэрию необязательно. Но, во-первых, эта позиция может измениться – все-таки здание на Крещатике теперь уже стало одним из символов успешного сопротивления. Во-вторых, немаловажна и сама специфика столичной ситуации. В условиях "внезапного" кадрового водораздела между должностями главы КГГА и мэра, ликвидации районных советов, отставки мэра и упорно неназначаемых выборов градоначальника и Киевсовета, попытка хотя бы так – символически – взять мэрию под контроль, выглядит психологически оправданной. А оборона этих рубежей в глазах симпатиков превращается в защиту попранных городской властью и парламентом прав…

О правозащите в целом в декабре в Киеве говорилось много. Особую пикантность ночной попытке разгона добавило то, что на 10 декабря приходится День защиты прав человека. И митингующие продолжают их отстаивать. Начиная с утра 11 декабря число протестующих "здесь и сейчас" возрастало, днем они взялись за укрепление рубежей и восстановление разрушенных баррикад. Если целью ночного штурма было устрашение – оно, судя по всему, не сработало. Не удалось пока сбить настройку механизмов жизнеобеспечения "еврогородка", хотя именно этого многие протестующие опасаются в последние дни. А в воскресенье оппозиция рассчитывает провести следующую массовую акцию. "В эти выходные оппозиция готовит новую грандиозную манифестацию. Фактически это будет Рубикон... Я призываю: каждый, кто носит форму, есть время до пятницы определиться, кому он верен – украинскому народу или горстке клептократов", - выступил 11 декабря Юрий Луценко. Но информационный натиск усиливают не только противники правящего лагеря.

Переговорный "абсцесс"

Как уже упоминали "Подробности", на ночные события мгновенно отреагировали сочувствующие Евромайдану не только внутри страны, но и далеко за ее пределами. Общую тональность прозвучавших заявлений трудно назвать доброжелательной к властям. А слова госсекратаря США Джона Керри тщательного перевода с дипломатического языка практически не требуют: "США выражают свое отвращение по поводу решения украинской власти отреагировать на мирный протест на киевском Майдане использованием спецназовцев, бульдозеров и дубинок, а не уважением к демократическим правам и человеческому достоинству". Да и шаг его заместителя Виктории Нуланд, которая утром 11 декабря вышла на Майдан раздавать булочки и печенье, тоже очень красноречив. Ее выступления и выступления главы ЕС-дипломатии Кэтрин Эштон, а также широкая международная поддержка митингующих служат еще одним подтверждением легитимизации Евромайдана. Запад признает и оппозиционеров в частности, и демонстрантов в целом полновесной стороной переговоров, к которой нужно апеллировать и прислушиваться. Вот только эти самые переговоры в одночасье стали еще большей проблемой. "Из разговоров с представителями гражданского общества, оппозиции и бывших украинских президентов я пришла к выводу, что действия полиции прошлой ночью делают начало политического диалога труднее, чем раньше. В ближайшие часы я постараюсь изучить все возможные пути, чтобы гарантировать, что подлинное мирное решение все еще возможно. Это потребует большей политической смелости и решимости", - сообщила Кэтрин Эштон по итогам второй за два дня встречи с Виктором Януковичем.

В оппозиции диалог с властями на условиях "Бьет, значит, любит" по-прежнему считают бессмысленными. На очередной "круглый стол" под эгидой предыдущих президентов не пришли не только парламентские "меньшевики", но и один из официальных инициаторов – Виктор Ющенко. Да и с представительством общественных организаций дело заладилось тоже не очень хорошо… В целом же оппозиция призывает стоять до конца. "Не дайте Януковичу сделать насилие нормой нашей жизни. Я обращаюсь к каждому украинцу – восстаньте! Никаких переговоров с бандой, никаких "круглых столов" с ними. Только немедленная отставка Януковича и его окружения", - воззвала к протестантам из мест заточения Юлия Тимошенко.

Тем временем представители власти к диалогу тоже относятся непросто. О необходимости переговоров в правящем лагере говорят много и с видимым удовольствием. Но обсуждение базиса для пресловутого консенсуса показывает, что говорят стороны на разных языках. Так, в Министерстве внутренних дел, с одной стороны, уверяют, что разгона не будет, с другой – не исключают использования силы. "Если обратится исполнительная служба в милицию и будет выполнять решение суда, то, соответственно, и милиция будет принимать участие", - обрисовал перспективы заместитель главы МВД Виктор Ратушняк. При этом само понятие "сила" правящий лагерь трактует еще своеобразнее. "Необходимо, чтобы заявления иностранных дипломатов учитывали реальные обстоятельства, поэтому мы готовы максимально разъяснять ситуацию и еще раз подтвердить отсутствие силовых подходов к решению проблем", - разъяснил 11 декабря премьер-министр. Затем оказалось, что некоторые "регионалы" все же признают за "несиловыми подходами" некоторые приметы этой самой силы. "Когда добровольно не выполняются такие решения, применяется сила закона. В данном случае, слава Богу, наши правоохранители действовали цивилизованно и применили мягкую силу вытеснения. И Майдан не сопротивлялся, потому что люди понимали, что не надо провоцировать этот конфликт", - уточнил точку зрения ПР парламентарий Владимир Олийнык.

Пополнение политического словаря иносказаниями "сила закона" и "сила вытеснения" (интересно, после какой черты она становится жесткой, если сейчас "мягкая") у ПР сочетается с подробными объяснениями своих и чужих действий. По всей видимости, то, что делает милиция, это "не сила", а вот протестующим так не повезло – их шаги, даже если речь идет не о деятельном сопротивлении, а о воззваниях, лозунгах и призывах сопротивлению (порой и в самом деле имеющих "антимилицийский" характер), быстро классифицируются как "немирные". "Своими незаконными действиями активисты политсилы провоцировали сотрудников милиции к принятию силовых мер самообороны", - поясняют в МВД.

Помимо разночтений в определении, что такое "сила", которые уже превратились в захватывающее шоу практически мирового масштаба, в Партии регионов продолжают оживлять "диалог" тщательным разделением "оппозиционеров" и "людей". При этом иногда у них это получается довольно смело. "События с 10 на 11 декабря – это результаты неорганизованности и безответственности так называемых оппозиционных лидеров и тех, кто призывает людей к раздору и разрухе, а фактически – к государственному перевороту. Люди вышли на майданы с целью решения экономических вопросов каждого украинца. Но, к сожалению, псевдореволюционные вожди – Яценюк, Кличко и Тягнибок – использовали волеизъявление граждан, их стремление к современной жизни в собственных целях", - убежден еще один "регионал" – Виталий Грушевский. Проблема, правда, состоит в том, что ближайшая к личным "экономическим вопросам" популярная цель Евромайдана, согласно социологическому исследованию, звучит как "повышение уровня жизни людей" (эту идею поддерживает 46,9 процента участников акций), и экономическая составляющая в ней может главной и не быть… А вот самые популярные требования подозрительно недалеко ушли от "раздора и разрухи": 81,8% хотят прекращения репрессий, 80,1% - отставки правительства, а 75% - и вовсе – отставки президента.

Последние события показывают, что тактика разделения митингующих на правильных и неправильных пока высокой эффективностью не отличается. Да и само жонглирование формулировками едва ли служит на руку умиротворению настроений манифестантов. Однако справедливости ради, следует подчеркнуть, что одно из требований власти и в самом деле выполняют, хотя и очень избирательно. 11 декабря суды начали выпускать задержанных. Но не в светлое будущее, а под личные обязательства, со штрафами или и вовсе под домашний арест. С одной стороны, этот поступок можно расценить как шаг к примирению. С другой – о полноценной реабилитации протестующих речь не идет, над ними все равно висит дамоклов меч судебного разбирательства.

Свободная трактовка руководством страны переговорных позиций вместе с регулярными призывами "собраться и поговорить" еще раз подчеркивает, что диалог сторон легким быть не может. Потому в сложившихся обстоятельствах особенно интересно то, что может прозвучать как "В", если "А" – это атака Майдана, а "Б" – смягчение меры пресечения для арестованных. "Из того, что я услышала от господина президента, в течение 24 часов должно быть что-то сделано", - предупредила Кэтрин Эштон. Но возможно и то, что 24-часовой мерой и окажется выпуск части задержанных. Существует вероятность того, что, решившись на такой милосердный шаг, власти сочтут свои моральные обязательства выполненными. А, значит, Евромайдан может снова оказаться под угрозой штурма – не только физического, но и идеологического. И все это под лозунгами "Требования мирных протестующих выполняются, а с немирными никто разговаривать не будет!". И теперь многое зависит от того, как на такой поворот отреагирует протест в целом. Достаточно ли будет выполнения такой "программы-минимальный минимум" или митинг и в самом деле готов стоять дальше?

Автор: Ксения Сокульская

Источник: Подробности

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: