Рейтинг@Mail.ru
Главная » ИТ-территория » Что власть России ищет в блогосфере?

Что власть России ищет в блогосфере?

Каждое утро во всех госструктурах начинается одинаково. Министры, депутаты, губернаторы и сотрудники президентской администрации, придя на работу, просматривают не утренние газеты или журналы, а специально разработанный для них сайт. Введя имя и пароль, они за несколько минут могут оценить, как отреагировали на их вчерашнее заявление журналисты, блогеры и обычные россияне, оставившие записи в социальных сетях...

Это не фрагмент из романа-утопии, а реальность сегодняшнего дня. Вот уже несколько лет ведомства пользуются различными программами для мониторинга и анализа информации, появляющейся в соцсетях. И таких организаций-пользователей становится все больше. Так, к примеру, Следственный комитет в мае 2013 года объявил тендер на создание системы по мониторингу соцсетей стоимостью 1,2 млн рублей.

А в августе этого года служба специальной связи и информации Федеральной службы охраны объявила аналогичный тендер — на разработку системы по автоматическому отбору информации СМИ, изучению и оценке информационного поля, мониторингу блогов и социальных медиа. В ФСО на эти цели выделили более 7 млн рублей. Одна из наиболее известных программ такого рода была разработана компанией «Медиалогия» и называется «Призма».

По странному совпадению это созвучно названию американской программы Prizm, о которой рассказал миру бывший агент спецслужб США Эдвард Сноуден. Российская «Призма», как и американская Prizm, используется для анализа информации, выложенной в глобальных социальных сетях. Разработчики «Призмы» не скрывают, что их продукт используется во многих федеральных и региональных госструктурах, а также в политических партиях, начиная с «Единой России» и КПРФ и заканчивая штабом оппозиционера Алексея Навального.

«Призма» оперативно отслеживает дискуссии в соцмедиа и вычленяет те, которые свидетельствуют о росте протестных настроений и социальной напряженности, о подготовке к демонстрациям и иным акциям гражданского неповиновения. Разработчики программы уверяют, что по сообщениям в Twitter и в соцсетях можно понять, как люди реагируют на уровень зарплат, пенсий, цен, довольны ли они состоянием медицины или ЖКХ, а также отследить изменение отношения к основным политическим партиям и их лидерам, особенно в предвыборный период.

Ежедневно «Призма» обрабатывает около 40 млн сообщений россиян! В компании не говорят, сколько всего установлено таких программ и какова их коммерческая стоимость, но, по данным «Профиля», абонентская плата для одного подписчика может доходить до 3 млн рублей в год. За эти деньги для клиента производится индивидуальная подборка новостей, сообщений в Twitter и Живом Журнале — так сказать, по интересам.

Например, депутат Госдумы может увидеть, сколько опубликовано негативных или позитивных отзывов о том или ином законопроекте, что думают люди о Госдуме в целом и о нем лично. Свое меню разработано и для каждого министерства. Пользователи «Призмы» также могут проследить, какое именно событие и когда вызвало реакцию в Интернете. Информация предоставляется в виде графиков с несколькими кривыми, которые отображают изменение отношения интернет-пользователей к тем или иным событиям или лицам.

Но «Призма» — далеко не единственная программа, анализирующая сообщения в социальных сетях. Сейчас целый ряд компаний занимается разработками в этой сфере. Так, в частности, IT-компания «Ашманов и партнеры» разработала систему «прослушки» Интернета «Крибрум», которая также позволяет «оценить эмоциональное восприятие объекта» в соцсетях.

Всего за полмиллиона в год свои услуги по отслеживанию информации в соцмедиа предлагает и компания Wobot, созданная бывшими сотрудниками фонда «Общественное мнение» (ФОМ), «ВымпелКома» и «Медиалогии». Свои разработки ведет и агентство «Социальные сети». По словам управляющего партнера агентства Дениса Терехова, если несколько лет назад социальные сети воспринимались как баловство, то сейчас он просто не представляет, чтобы госорганы не занимались их мониторингом.

Полгода назад Фонд развития гражданского общества под руководством бывшего руководителя управления внутренней политики администрации президента Константина Костина запустил новый автоматический сканер социальных сетей «Медиапульс». В отличие от «Призмы», программа американской компании Crimson Hexagon, используемая в Фонде развития гражданского общества, позволяет экспертам не только анализировать общедоступные блоги в Живом Журнале и сообщения в Twitter, но и оценивать сообщения, оставленные пользователями в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».

В фонде уверяют, что аналитики не видят, что именно написал каждый конкретный пользователь, что информация поступает в обобщенном, обезличенном виде. «Есть открытые данные в соцсетях, с которыми достаточно комфортно работать. Это в первую очередь «ВКонтакте» и Twitter. Основная проблема связана с Facebook, так как там политика приватности данных такова, что сплошной сбор информации невозможен, — говорит эксперт Фонда развития гражданского общества Станислав Апетьян. — В итоге мы можем отслеживать лишь определенный пул аккаунтов, который нам интересен.

В этом пуле несколько тысяч пользователей. Для того чтобы анализировать их сообщения, создается список аккаунтов, по которым ходит наш робот и скачивает информацию. Но эту информацию может при желании увидеть любой пользователь Сети». Миллионы собранных таким образом сообщений делятся на негативные, позитивные, нейтральные и даже юмористические, а также отмечается, сколько раз блогеры упомянули того или иного человека в своих постах и какими словами его характеризовали — цензурными или нецензурными.

То, что наши блоги и посты читают не только наши друзья, в принципе не новость, считает исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета Алексей Матвеев. «Когда вы переписываетесь с кем-то из ваших друзей в «личке», ваши сообщения никто мониторить не может, но когда вы пишете в общей ветке дискуссии, нужно помнить, что пересечение друзей огромно, — говорит он. — А кроме того, все мы подписываем лицензионное соглашение, договор оферты, где четко сказано, что эта информация, хоть и не передается третьим лицам, является тем не менее общедоступной.

В итоге любой желающий может запустить программу, которая по определенным словам и высказываниям все это разберет». Эксперт считает, что владельцы и администраторы социальных сетей объективно не заинтересованы в том, чтобы наглухо закрыть сообщения своих пользователей для стороннего анализа. «Нужно понимать, что им выгодно давать эту информацию рекламодателям, которым интересно, о чем вы пишете, — говорит Алексей Матвеев. — Ведь, когда вы начинаете искать посудомоечную машину или холодильник, у вас на экране тут же высвечиваются соответствующие объявления».

Но администрация президента, депутаты или министерства, в отличие от магазинов бытовой техники, холодильниками не торгуют. Зачем же они выкладывают миллионы рублей за какой-то семантический анализ сообщений? Увлечение системами «прослушки» Интернета в госведомствах началось после «арабской весны» (конец 2010 года). В Тунисе и в Египте молодежь впервые воспользовалась социальной сетью Facebook не только для того, чтобы размещать на своих страничках сообщения о фактах полицейского произвола, но и чтобы договариваться о времени и месте маршей протеста. Некоторые эксперты даже начали говорить о феномене «Facebook- или Twitter-революции».

В Кремле в эту теорию, похоже, поверили и начали скрупулезно анализировать все сообщения, оставленные в Сети, полагая, что это дает более точную картину, чем традиционные социологические опросы. «На улице выборка довольно узкая, и, кроме того, люди подчас подсознательно дают те ответы, которые от них хотят услышать, — полагает Алексей Матвеев. — В Сети же люди не боятся писать то, что хотят, поэтому выборка довольно четкая и прозрачная».

Чиновники и эксперты приводят примеры, как властям удавалось купировать потенциальные вспышки недовольства. Решения в этих случаях, по словам наших источников, принимались на основании анализа высказываний людей в Интернете. В администрации президента вспоминают, как с помощью анализа блогов им удалось вовремя приостановить принятие закона о платной рыбалке. Доклад о недовольстве рыболовов-любителей лег на стол президенту Путину, который через несколько дней устроил показательный разнос главе Росрыболовства и наложил мораторий на проведение новых аукционов.

Еще один такой пример связан с законопроектом о платежных системах. «Когда принимался закон о национальной платежной системе, в Интернете стали активно обсуждать один из пунктов, который касался запрета передавать через границу персональные данные, — рассказывает Денис Терехов. — Тысячи людей писали тогда в соцсетях, что не будет кредитных карт и не будет интернет-магазинов. В итоге правительству пришлось оправдываться, а депутаты отказались от этого спорного пункта».

Один из наших источников утверждает, что недавняя инициатива сенаторов Андрея Клишаса, Вадима Тюльпанова и Константина Добрынина тоже является реакцией на выступления людей в Сети. Напомним, что они подготовили проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, дающих право тем, кто находится в СИЗО в качестве обвиняемого или под домашним арестом, на короткое время покидать стены изолятора, чтобы похоронить близкого родственника. Как известно, одного из фигурантов «болотного дела» — Михаила Косенко — не отпустили на похороны матери. Адвокат подсудимого просил, чтобы арестованному дали возможность попрощаться с близким человеком, но судья отказала по формальным причинам. Это вызвало буквально взрыв негодования во всех российских соцсетях.

Однако тут кроется серьезная опасность. Ни для кого не секрет, что различные структуры — как государственные, так и частные — пытаются через Интернет активно влиять на общественное мнение. В России уже давно и официально работают десятки фирм, которые за деньги предлагают заказчикам разместить комментарии на любую тему на любых сайтах и в любых социальных сетях. На сайте «биржи комментариев» QComment даже выложены расценки за грамотно написанное сообщение. Всего за 4,5 рубля любой заказчик может разместить свой короткий отзыв в любом блоге.

За эти деньги анонимный автор напишет для вас 150 знаков на заданную тему. За 20 рублей отзыв будет состоять уже из 500 символов. Репост или лайк стоят всего 3 рубля. Никаких моральных или политических ограничений нет. При этом заказчик в зависимости от размера кошелька может выбрать, кто именно будет рассылать письма пользователям — сетевые анонимы или авторы с реальным аккаунтом и с реальной фотографией на страничке. Аналогичные услуги в Интернете предлагают десятки «бирж комментариев». Своих заказчиков они не раскрывают.

Но в том, что этими сервисами пользуются, в том числе и власти, мало кто сомневается. По данным одного из блогеров, попросившего не разглашать его имя, во время предвыборной кампании на контрпропаганду против Алексея Навального в соцсетях было потрачено порядка 600 млн рублей. Глава штаба Навального Леонид Волков рассказал «Профилю», что за несколько месяцев избирательной кампании они столкнулись в социальных сетях с валом сообщений негативного характера о своем кандидате. И вот тут-то, как говорят, и случилась «засада».

Проблема в том, что вышеописанные программы, с помощью которых осуществляются замеры блогосферы, не могут отфильтровать, пишут ли в Сети искренне возмущенные пользователи или специально нанятые люди, так называемые боты. Ни одна программа не может сказать, почему тот или иной популярный блогер и его читатели критикуют или хвалят правительство, президента или партию — потому, что они на самом деле так считают, или потому, что они так зарабатывают. Буквально за неделю до выборов мэра Москвы первый замруководителя президентской администрации Вячеслав Володин собрал у себя главных редакторов федеральных СМИ и рассказал о своих прогнозах по итогам выборов в столице.

Они были сделаны на основе замеров блогосферы. Но они, как и прогнозы социологов, оказались весьма неточны. По данным Володина, Собянин должен был получить 8 сентября 58% голосов, Навальный — 22%, а Мельников — 10%. По данным Фонда развития гражданского общества, всю предвыборную кампанию в Москве следившего за отношением в соцсетях к кандидатам, доля негативных сообщений в отношении Навального в начале сентября составляла 60%, а в отношении Сергея Собянина — только 25%. Судя по всему, так получилось из-за того, что оплаченные негативные отклики о Навальном считались как «настоящие». Иными словами, власть в данном случае пала жертвой собственной пропаганды.

Многие специалисты в области Интернета и блогеры отмечают, что любое вмешательство в информационное поле искажает его и делает непригодным для анализа. «Ни одна из программ еще не научилась отсеивать из общего потока то, что в этот поток вбрасывали боты, — отмечает блогер Антон Носик. — У меня в Живом Журнале сотни комментариев от этих «хомячков», и принимать их за «волеизъявление народа» было бы неправильно, поэтому их [администрации] прогноз оказался такой же, как у ФОМа и ВЦИОМа».

С тем, что властям нужно быть крайне осторожными при принятии управленческих решений на основе анализа блогов, согласен и член думского комитета по безопасности Илья Костунов. «Люди, которым известен алгоритм анализа «Медиалогии», могут влиять на результат, — убежден он.

— Появляется рынок публикаций в СМИ и в блогах задним числом — двухнедельной давности, месячной давности. Пользователи их не смотрят, но для поисковиков подобных систем они новые и появились только сейчас. Благодаря этому можно легко сделать непопулярные темы популярными». Так власть, с одной стороны, доверяя мнению социальных сетей, а с другой — активно вмешиваясь в их работу, может оказаться в опасной западне.

А что касается революций, то многие эксперты советуют не переоценивать роль в них социальных сетей. Недовольные граждане Туниса и Египта использовали Интернет лишь для координации своих действий, не более того. «В обеих странах уже много десятилетий у власти находились диктаторы. Не Интернет, не мобильная связь и не спутниковое телевидение, а жизненные обстоятельства послужили причиной народного гнева и привели к уличным протестам. Не бывает ни «Facebook-революций», ни «революций мобильников», ни «революций листовок», — считает интернет-аналитик Евгений Морозов, автор книги «Сетевой обман: темная сторона интернет-свободы». С этим, пожалуй, не поспоришь.

Доверчивые провинциалы

Эксперты отмечают, что степень доверия к сообщениям в Сети существенно различается в столицах и глубинке. Если в крупных городах манипуляции с помощью Интернета относительно малоэффективны, что, очевидно, связано с более высоким образовательным уровнем жителей, то в регионах ситуация совсем другая.

Там пользователи привыкли верить практически всему, что публикуетсяв Сети. «Известно, что в мегаполисах потребитель более искушенный и не верит ни во что, а в регионах потребитель гораздо более доверчив, — полагает президент Ассоциации брендинговых агентств Алексей Андреев. — Там гораздо легче привлечь мнение граждан к какой-то идее. Это аксиома. Сибиряка и уральца увлечь чем-то гораздо легче, чем жителя Москвы».

С такими выводами соглашаются и политологи. «Нас удивило, насколько все-таки следы пропаганды оказались сильными, — рассказал в эфире «Эха Москвы» президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. — В течение примерно 10—12 месяцев шла обработка населения в духе консервативной волны. И мы заметили довольно заметный сдвиг в установках населения по широкому кругу параметров: от установок развития и модернизации к установкам выживания и сосредоточения на текущих проблемах, которые на самом деле не так остро стоят, как, в общем, кажется населению».

Автор: Ольга Павликова

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: