Рейтинг@Mail.ru
Главная » События в мире » Россия-Грузия: 5 лет без войны

Россия-Грузия: 5 лет без войны

Со времен эскалации российско-грузинского военного конфликта миновало уже 5 лет. И хотя сами боевые действия длились всего несколько дней, их последствия серьезно "аукаются" и поныне: в гуманитарной сфере, внутриполитической, международной. Позиция РФ с тех пор не изменилась, а вот политический курс Тбилиси подвергся коррекции.

Эффект от принуждения

Российско-грузинская война 2008 года не только жестоко ударила по жителям пострадавших регионов, но и существенно повлияла на политические реалии. Сепаратизм и отстаивание государственных интересов, опыт защиты "соотечественников за рубежом" и "принуждение к миру", международный резонанс и затяжные информационные войны – ширину и глубину конфликта пятилетней давности нельзя недооценить. Как и значимость его последствий.

Даже с учетом важности предваряющих событий, само условно трехстороннее противостояние началось в ночь на 8 августа 2008 года – с артиллерийского обстрела Цхинвали с грузинской стороны и последующим вступлением войск РФ на территорию непризнанной республики. Как известно, сами "боевые действия в прямом эфире" продолжались по разным подсчетам от 5 до 8-9 дней (в зависимости от того, что именно наблюдатели называли "боевыми действиями") и уже вошли в историю как "Пятидневная война". Однако и после того, как (не без давления Запада) огонь был прекращен, российские войска оставались на спорных территориях. 26 августа 2008 года Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, после чего Тбилиси разорвал дипломатические отношения. И последние – до сих пор не восстановлены.

Если судить по словам одного из главных действующих лиц событий пятилетней давности, как минимум, для России лето 2008 года остается примером того самого сравнительно эффективного принуждения к миру. "Я считаю, что все, что было нами предпринято — и мною как президентом страны, и нашими вооруженными силами, и, в конечном счете, на политическом и дипломатическом уровне, – позволило успокоить ситуацию. Да, это были непростые решения, но я считаю, что все было сделано в этом смысле правильно", - рассказал Дмитрий Медведев в нашумевшем интервью грузинскому каналу "Рустави-2". Ныне премьер, а тогда президент Российской Федерации уверяет, что он "никогда не давал как верховный главнокомандующий установку зайти в Тбилиси, поменять там политический режим и казнить Саакашвили", а лишь стремился защитить от агрессии сограждан, число которых на тот момент в Южной Осетии приближалось к 80 процентам.

Сохраняя незыблемым отношения к делам минувших дней, глава российского правительства также не считает, что в пересмотре нуждаются геополитические последствия той войны. "Условий для пересмотра этого решения (о признании независимости двух республик, - "Подробности"), конечно, сейчас нет никаких. Это было бы просто грубейшей ошибкой и обрекло бы эти народы на очень сложное существование, если не сказать на уничтожение при определенных ситуациях. Надеюсь, что они не повторятся, потому что у вас тоже все меняется – у вас власть меняется, и подходы людей меняются, но тем не менее", - уточнял премьер-министр. И лидеры этих республик нередко отвечают Москве политической "взаимностью". Нынешний президент ЮО Леонид Тибилов не исключает возможность объединения южных и северных осетин. "Если это произойдет, тогда, естественно, мы видим себя в составе России", - тут же пояснял он в августе 2013-го.

А вот грузинская сторона с таким полетом международной мысли зачастую не соглашается. В Тбилиси по-прежнему используют неприятное слово "оккупация". "Спустя пять лет после вторжения на суверенную территорию Грузии и осуществления широкомасштабной военной агрессии против независимого государства российскими войсками вновь оккупированы 20 процентов территории Грузии", - гласит "юбилейное" заявление МИД республики, обнародованное 7 августа. Ранее два государства довольно напряженно обсудили проблему демаркации границы Южной Осетии. Но в то же время правящие силы достаточно аккуратно комментируют сложные темы. "Единственный путь – это дружеские, братские отношения. Ни в коем случае, даже на уровне разговоров, слово "сила" не должно быть упомянуто. Мы должны построить демократичное, экономически сильное государство и разбудить у них (у осетин и абхазцев) желание жить вместе с нами", - заявил недавно премьер Грузии Бидзина Иванишвили. Зато президент и его сторонники своих позиций в отношении трагических событий прошлого принципиально не меняют, как и мнение о России и ее намерениях. "Мы живем в 21 веке и грузинский народ, как и ранее неоднократно, стоит перед выбором. Если грузинская нация желает отказаться от важной части своей территории, отказаться от развития, от надежды на будущее, отказаться от своего внутреннего выбора, тогда естественно, существует много возможностей (улучшить отношения, - "Подробности") с Россией", - выразил уверенность в прошлом и настоящем в своем "ответном" интервью Михаил Саакашвили. И все же нынешние грузинские власти готовы частично идти навстречу России. Они не только жаждут восстановления дипломатических отношений и двухсторонней отмены визового режима (со своей стороны Тбилиси официально отказался от виз для россиян еще в 2012-м), но и готовы признавать некоторые "ошибки". "Наша позиция такова, что в 2008 году мы стали жертвами агрессии, но, к сожалению, в те дни и с нашей стороны были сделаны неверные шаги и допущены драматические ошибки", - реагировал на интервью Медведева "регулировщик" конфликта со стороны грузинского премьер-министра Зураб Абашидзе. Новое руководство страны, судя по всему, Москвой воспринимается как "рукопожатное" и договороспособное. "Самая печальная страница в наших отношениях последних лет будет перевернута и уйдет вместе с исчезновением с политической арены Саакашвили и некоторых других людей, которые причастны к принятию этого преступного решения", - радуется "прагматичной позиции" властей Грузии Дмитрий Медведев. Но и "прагматики" пока не готовы сдавать позиции по значимым для РФ пунктам.

Зажили по-новому?

Формально отношения России и Грузии, с обновлением власти в последней, переживают некоторый ренессанс. Одним из видимых его проявлений являются торговые прорывы – на российский рынок возвращаются грузинские "минералка" и вино, правда, глава Роспотребнадзора бдительности не снижает… Но широкие перспективы сотрудничества остаются под вопросом. С одной стороны, Грузия не рвется в СНГ. Хотя Россия, в принципе, не прочь расширить границы представления о должном "евразийстве". С другой стороны, нынешний Тбилиси придерживается курса "дружить со всеми" – сродни украинской многовекторности, но все же с большим уклоном на Запад. "Демократические ценности, права человека, членство в Евросоюзе и НАТО, упорядочение отношений с соседними странами, деоккупация, утверждение верховенства закона, свободный суд, свободные медиа - это те вопросы, которые являются неотъемлемой частью идеи независимости Грузии, это стоящие перед нами важнейшие вызовы", - описывал "политику партии" Иванишвили еще в мае текущего года. Тем временем в июле Грузия и ЕС закончили обсуждать проект Соглашения об ассоциации. И Брюссель надеется, что оно будет парафировано уже на потенциально судьбоносном и для Украины Вильнюсском Саммите Восточного партнерства в ноябре. НАТО-перспективы Грузии тоже выглядят неплохо. В отличие от Киева, Тбилиси от планов вступить в Альянс пока не отказывается. Сами "североатлантисты" поначалу смену власти и последующую "политико-коррупционную" войну восприняли настороженно, но летом 2013-го настраивались оптимистично. "(НАТО, - "Подробности") внимательно следит за осуществляемыми в Грузии реформами, за ходом происходящих в стране процессов и считает, что Грузия подошла к НАТО ближе, чем когда-либо, но ей предстоит еще немало работы для вступления в Альянс", - отмечал в июне генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен.

В России стремление соседей дружить с НАТО традиционно не понимают. "Это ничего не добавит Грузии как суверенному, хорошо развивающемуся государству, но в то же время создаст долгосрочный, долговременный источник напряженности между нашими странами", - предупреждал Медведев. При этом трудно найти что-либо удивительное в том, что власти разделяют взгляды и подходы свыше 60 процентов граждан страны. Позиционирование "Не так, как Саакашвили" на западном векторе сказалось пока куда меньше, чем на внутрисоциальном, экономическом или том же "признании ошибок" (тем более что многие грузины считают уровень отношений с РФ недостаточным). Но противопоставление былой власти грузинское руководство реализует "с огоньком".

Напомним, череда скандалов и растущее недовольство народа привели к тому, что осенью 2012 года, политическая сила Михаила Саакашвили проиграла парламентские выборы. К власти пришла коалиция "Грузинская мечта" миллиардера Бидзины Иванишвили. А в сочетании с изменениями Конституции, которые превращают Грузию, скорее, в парламентскую республику, это поражение можно было назвать в перспективе сокрушительным.

Помимо коррекции политического и экономического курса новые власти ярко проявили себя с антикоррупционной стороны. Уголовное преследование задело многих соратников Михаила Саакашвили, вплоть до членов правительства, начиная с экс-премьера Вано Мерабишвили. Состав инкриминируемых преступлений меняется, часть обвинений с фигурантов периодически снимается, но общий курс на борьбу со злоупотреблениями предыдущей власти сохраняется. Уголовное будущее может не миновать и самого Михаила Саакашвили, список претензий к которому начинается с "коррупционного" ботокса, а на пункте "создание институтов массового садизма" не заканчиваются. Причем периодически оппоненты заговаривают об импичменте. Но его целесообразность спорна – своего поста президент лишится уже в конце 2013-го.

Шансы на победу сторонника Саакашвили (роль основного кандидата "бывших" возложена на экс-парламентского спикера Давида Бакрадзе) некоторые эксперты оценивают невысоко. Тогда как самыми многообещающими пока считаются перспективы ставленника Иванишвили Георгия Маргвелашвили из-за его принадлежности к правящей силе. Однако сам премьер, по его словам, на посту задерживаться не планирует, к чему противники с пониманием не относятся. "Иванишвили уйдет, об этом он открыто говорит, оставит страну ни с чем, и мы окажемся у разбитого корыта", - беспокоится из-за экономических проблем государства грузинский президент. В общем и целом, сейчас политическую ситуацию в стране трудно счесть образчиком стабильности. Рейтинги бывшей власти сравнительно скромны, но и уровень популярности действующей немного "просел" в сравнении с былыми показателями. Экономическая стратегия требует уточнений, внешнеполитическая – местами тоже, а показательная борьба с коррупцией не всегда может высоко оцениваться и за пределами Грузии, и на ее территории. Но отношения непримиримых оппонентов демонстрируют хотя бы некоторое улучшение. Во всяком случае, большинство и меньшинство в парламенте обсудили бойкот партией Саакашвили законодательной деятельности и новую порцию возможных поправок к Конституции. Но даже видимость консенсуса еще может оказаться лишь затишьем перед бурей президентских выборов. И если вдруг кандидат от саакашвиливского "Единого национального движения" разгромно проиграет – восстанавливать позиции противнику Дмитрия Медведева в конфликте 2008 года будет очень непросто.

Автор: Ксения Сокульская

Источник: Подробности

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: