Рейтинг@Mail.ru
Главная » Секреты истории » Легендарные тюрьмы мира. Часть 2: “Святая Пелагия” – тюрьма для богемы и другие

Легендарные тюрьмы мира. Часть 2: “Святая Пелагия” – тюрьма для богемы и другие

По поводу тюрьмы Святой Пелагии Александр Дюма сказал: «Кажется, она кончит тем, что будет представлять собой справочник «Кто есть кто»». Перечень знаменитостей, побывавших в этой необычной тюрьме, впечатляет: Луи Арагон, Гюстав Курбе, Распай, Бланки, Прудон, Жюль Валлес… Единственная вина этих и других интеллектуалов интеллектуалов состояла в том, что они противоречили монархам и сильным мира.

(Окончание. Начало читайте здесь: Легендарные тюрьмы мира. Часть 1: Атика, Рединг, Шатле и другие)

Ранее прибежище для кающихся грешниц, «Святая Пелагия» находилась на месте, где сейчас располагается Большая парижская мечеть, в Пятом округе. В тюрьму этот монастырь был преобразован в 1792 году, а снесли ее в 1898 году. В течение бурного XIX века в нее направляли политических преступников и представителей прессы, что в ту эпоху было практически одно и то же. Тогда Виктор Гюго официально возглавлял газету «Событие», Прудон стоял во главе «Представителя народа», а Жюль Валлес получил три месяца тюрьмы за статью о полиции, появившейся в газете «Мир» в 1868 году.

Во времена Июльской монархии и Второй империи цензура была особенно жестока. Памфлетисту попасть в «Святую Пелагию» было обычным делом. А для многих это составляло и предмет гордости. Чемпионами среди журналистов, побывавших в этой тюрьме, оказались республиканцы, поскольку цензура в первую очередь занималась оппозиционными изданиями, имевшими недостаточную финансовую поддержку, и их постоянно душили штрафами.

Первая жертва того века – карикатура. Газета «Гвалт», провозвестница этого направления, «отправила» в тюрьму, своего директора Оноре Домье и художника Филиппона – на шесть месяцев каждого – за четыре рисунка короля Луи-Филиппа, изображенного в виде груши. А популярные у читателей памфлеты ультралевого направления будут преследоваться во времена Второй империи. Эти памфлеты не будут давать спуска власть предержащим.

Одна из самых саркастических газет, «Лампа», свой первый номер открывала следующими словами: «Во Франции, учит нас журнал «Имперский альманах», имеется 36 миллионов сюжетов, о которых можно писать. Но это – не считая сюжетов, связанных с недовольством граждан». Анри Рошфор, директор «Лампы», за эти слова был приговорен к 13 месяцам тюрьмы и к 13 000 франков штрафа.

Все враги режима сидели в тюрьме в очень комфортабельных условиях. Политические пользовались различными поблажками. Размещались они в самом лучшем помещении тюрьмы, которое называлось «корпус принцев», и вели там приятную жизнь. А все остальные, обычные, заключенные были плотно набиты в разные камеры. С редакторами газет также обращались очень хорошо. Тому же Анри Рошфору, например, обеды приносили из ресторана, и он даже имел собственного слугу. Каждый из таких привилегированных лиц имел право покидать тюрьму четыре раза в месяц и в любое время. С 1834 года по распоряжению Адольфа Тьера, министра внутренних дел, все политические были освобождены от работы.

Тюрьма «Святая Пелагия» была веселым местом. Ходить по ней можно было свободно, никакого режима изоляции не существовало. Родственники и друзья могли прийти в гости в любое время. Заключенные отмечали различные праздники, а столы сервировались заказанными на воле блюдами. По сути, это был салон, как и множество других парижских салонов. В 1833 году здесь даже был организован сольный концерт, на котором исполнялись произведения для рояля и арфы.

В сентябре 1831 года свобода политических заключенных была такова, что префект полиции хотел наложить запрет на посещения камер, но натолкнулся на сопротивление со стороны заключенных. Привыкшие к своим привилегиям, они взбунтовались и поломали всю мебель в комнате для свиданий.

К каждому из них пришла жена, и все вместе они поднялись в общие камеры и в спальни, чтобы вместе пробыть весь день. В «Святой Пелагии» этот знаменитый день останется в памяти под названием «Похищение сабинянок». Такое разное отношение в обращении с различными категориями заключенных возбуждало зависть, и однажды вечером, когда политические вовсю отмечали какой-то праздник, осужденные за общеуголовные преступления также потребовали себе различных поблажек. Чтобы успокоить страсти, их пригласили в гости к политическим.

В общем, жизнь продолжалась: карты, игры в прятки и в чехарду во дворе тюрьмы. В один из дней в стенах «Святой Пелагии» даже состоялась свадьба Пьера-Жозефа Прудона с Евфразией Пьегар. Ведя вполне комфортабельную жизнь в тюрьме, политические заключенные продолжали заниматься своими делами вне стен «Святой Пелагии», как если бы они полностью находились на свободе. Каждый продолжал свою деятельность, политическую или журналистскую. Жюль Валлес, например, организовал в тюрьме газету. Эта газета, под названием «Journal de Sainte-Pélagie», вышла два раза. Заключенные на общем собрании избрали Валлеса главным редактором. Газета распространялась за пределами тюрьмы и в виде вкладки появилась в газете «Париж». Что касается Прудона, то его в конце концов перевели в тюрьму Консьержери. Мотив: постоянные публикации во время заключения статей в газете «Голос народа».

Радостная и одновременно рабочая атмосфера. С таким количеством оппозиционеров на один квадратный метр «Святая Пелагия» стала настоящим храмом идей, в котором политические дебаты проходили с такой же регулярностью, как и раздача обедов. Политические собрания следовали одно за другим. В тюрьме схлестнулись два клана. С одной стороны – легитимисты, с другой – республиканцы. Во время прогулок каждый клан выходил со своим отличительным знаком. У легитимистов это был зеленый колпак. У республиканцев – кто б сомневался – красный. Коридоры, в которых размещались камеры, также получили свои названия, например, «якобинский», «пожиратель королей»… В одном из тюремных помещений республиканцы установили стол и выгравировали на нем надпись «стол прав человека», вокруг которого устраивали дискуссии на самые разные темы.

Сценка из тюремной жизни: «вечерняя молитва», придуманная заключенными. В центре двора стоит трехцветное знамя, республиканцы поют либо «Марсельезу», либо созвучную эпохе песенку: «Филипп принесет свою голову/ На твой, о Свобода, алтарь». Церемония заканчивается тем, что каждый целует знамя. Ирония истории: именно из тюрьмы «Святая Пелагия» вышли многие политические течения XIX века. Там были написаны и знаменитые произведения, например «Исповеди революционера» Прудона. Как коротко сказал Жюль Валлес, «после того как попал в заключение за то, что почти ничего не сказал, здесь можно было говорить все, что угодно».

Тюрьма апостолов Петра и Павла

Мамертинская тюрьма, или «Туллианум», – наверное, единственная, сохранившаяся на земле тюрьма, история которой уходит в глубокую древность.

По существовавшей в Древнем Риме традиции она была вырыта у подножия Капитолия в VII веке до нашей эры во времена правления Анка Марция. Затем при Сервии Туллии, в VI веке до нашей эры, она была значительно расширена. Но кто бы сейчас помнил это правителя, если бы не тюрьма, которой он оставил свое имя – «Туллианум».

При римском императоре Тиберии тюрьма была еще увеличена. Впрочем, от Тиберия этого и стоило ожидать. Этот император вошел в историю не только как гонитель христиан, но и как успешный правитель, правивший Римской империей твердой рукой и безжалостно подавлявший любое инакомыслие и неподчинение. Свое же нынешнее название – Мамертинская – тюрьма получила в Средние века.

Что собой представлял «Туллианум»? Это было подземное здание в два этажа. Вот как описывает тюрьму знаменитый римский историк Саллюстий в своей книге «Заговор Катилины»: «В тюрьме имеется нижний уровень, который называется «Туллианум», который спускается на двенадцать футов под землю. Стены у тюрьмы толстые, свод ее также выложен из камня. Это грязная темница, мрачная и зловонная, и впечатление она оставляет страшное и ужасное». На нижний уровень можно было попасть только через дыру в потолке.

Тюрьма служила не только местом заключения, в ней же проводились и казни. Здесь в разное время казнили Югурту, царя Нумидии, и Верцингеторикса, вождя кельтского племени арвернов в Галлии. Сначала эти два плененных вождя находились какое-то время в тюрьме, пока их не провели в цепях по улицам Рима во время триумфа. Затем их возвратили в тюрьму, где и уничтожили, как и других пленных, кого с помощью петли, а кого уморили голодом.

Верцингеторикс провел в тюрьме целых шесть лет, пока не состоялся триумф Гая Юлия Цезаря. Большинство же заключенных казнили очень быстро, буквально в течение нескольких дней.

В «Туллиануме» содержались, а затем и были казнены участники знаменитого заговора Катилины. Заговорщики планировали провести отмену долгов и устроить проскрипции для улучшения своего финансового положения. Катилина также обещал раздать своим сторонникам различные гражданские и жреческие должности. Участниками заговора были многие известные римляне, в том числе и бывшие консулы. Возможно, к нему были также причастны Марк Лициний Красс и Гай Юлий Цезарь.

Вскоре заговор был раскрыт, во многом благодаря действиям Цицерона, бывшим в то время консулом. 5 декабря 63 года пятеро из числа находившихся в Риме заговорщиков были казнены по решению сената, но без формального судебного решения. Саллюстий так описывает казнь заговорщиков: «Как только Лентула спустили туда (в «Туллианум». – Ред.) палачи, исполняя приказание, удавили его петлей.

Так этот патриций из прославленного Корнелиева рода, когда-то облеченный в Риме консульской властью, нашел конец, достойный его нравов и поступков. Цетег, Статилий, Габиний и Цепарий были казнены таким же образом». Сам же Катилина был убит несколько позднее, во время битвы при Пистории, в которой его войска потерпели полное поражение.

Тела казненных в «Туллиануме» выбрасывались на Гемониеву террасу [ Терраса, или ступени, в античном Риме, на которых при императорах выставлялись на показ тела казненных преступников; впервые упоминается при императоре Тиберии; терраса вела от Капитолия к Форуму мимо Мамертинской тюрьмы к Тибру, куда затем и сбрасывались тела казненных ] .

Здесь же в течение нескольких дней содержался, а затем был казнен Сеян, государственный и военный деятель Римской империи, командующий преторианской гвардией с 14 (или 15) г. н.э., консул до 31 года. Сеян при императоре Тиберии был вторым лицом в государстве, но замышлял свергнуть

Тиберия и захватить власть. Однако Тиберий, лишив с помощью интриг Сеяна массовой поддержки, вызвал его в сенат под предлогом передачи трибуната. Когда 18 октября 31 года Сеян пришел в Сенат, командование гвардией захватил ставленник Тиберия – Макрон, а сам Сеян был арестован. В тот же день сенат приговорил его к смерти и постановил уничтожить саму память о Сеяне: его имя было стерто со стен домов, документов и даже с монет. Постепенно, в течение года, были убиты и все родственники бывшего могущественного командира преторианцев, в том числе и дети.

По средневековой легенде именно здесь содержались и были казнены апостолы Петр и Павел. Согласно сохранившимся легендам и письменным источникам, апостолы Павел и Петр были брошены в тюрьму императором Нероном. Там они явили тюремщикам и заключенным чудо и обратили их в свою веру. Петр был распят головой вниз в 64 году н.э. По преданию, его захоронили на холме, на котором 250 лет спустя император Константин построил первую базилику Святого Петра.

В 2010 году археологи под руководством доктора Патриции Фортини из департамента археологии города Рима обнаружили свидетельства, подтверждающие, что до распятия апостол Петр содержался в заключении именно здесь – в подземной темнице императора Нерона.

Это место продолжало использоваться в качестве тюрьмы до конца IV века нашей эры. После этого Мамертинская тюрьма стала местом паломничества, над которым в XVI веке была построена церковь св. Иосифа Плотника, которая возвышается над древним узилищем и в настоящее время.

Сегодня Мамертинская тюрьма – это музей, открытый для посещения. По современным ступеням можно спуститься на верхний уровень античной тюрьмы. Двери, которые ведут в Мамертинскую тюрьму, также современные. На стенах, выложенных из блоков туфа, можно прочитать имена наиболее знаменитых узников, включая и христианских святых.

Вздохните на прощанье или Пьомби, Поцци и Карчери

Прекраснейший итальянский город Венеция является одним из самых посещаемых туристических мест в Италии. Часами можно ходить по его узким улочкам, передвигаться на катере по его каналам (а если есть деньги, то и нанять гондолу – это, надо сказать, недешевое удовольствие), пить, как считается, самый лучший в мире кофе на площади Святого Марка, любоваться дворцами, называемыми здесь «палаццо», возникающими прямо из воды…

Но здесь есть и места особенно интересные не только для обычных туристов, но и для сотрудников пенитенциарного ведомства любой страны. В Венеции находятся три знаменитые средневековые тюрьмы – Пьомби, Поцци и Карчери.

Дворец (Палаццо) дожей – самый известный и, без сомнения, самый красивый дворец в Венеции. В Средние века именно в нем располагались власти этого города-государства, именно здесь решались важнейшие дела, заключались союзы, подписывались соглашения, осуждались на смерть или вечное заключение провинившиеся граждане.

На фасаде Дворца дожей ровным рядом расположились белые колонны. Но если присмотреться, то посередине можно увидеть две розовые. Это место, где дожи появлялись перед жителями Венеции во время торжественных случаев, основными из которых являлись карнавалы и смертные казни. Есть во Дворце дожей и Зал пыток (sala de Tormenti), где демонстрируются прикрепленные к потолку блоки, на которые жертву подвешивали со связанными за спиной руками.

Надо сказать, что в Венецианской республике большое распространение получили доносы. Причем, анонимные доносы не рассматривались: необходима была подпись самого доносчика и двух свидетелей. В подвалах дворца имелся огромный зал с документацией на венецианских граждан. Здесь можно было отыскать сведения на любого. И в нужное время эти сведения извлекались, человек арестовывался и попадал в знаменитые венецианские застенки, где спустя какое-то время после суда его либо казнили, либо приговаривали к заключению.

Тюрем при Дворце ожей было две: подземная тюрьма Поцци и Пьомби, тюрьма, находившаяся под самой крышей.

Свое имя «Поцци» подземная тюрьма получила оттого, что ее камеры представляли собой каменные колодцы (по-итальянски – pozzo).

В этой тюрьме некоторое время провел и знаменитый итальянский авантюрист Казанова. Вот как он описывает в своих воспоминаниях эти казематы: «Во Дворце дожей в распоряжении государственных инквизиторов есть девятнадцать ужасных подземных темниц; туда отправляют преступников, заслуживающих смерти. Эти девятнадцать подземных тюрем в точности напоминают могилы, но называются Поцци, колодцы, ибо там всегда стоит на два фута морская вода, попадающая через то же зарешеченное отверстие, откуда проникает в камеры немного света; размером эти отверстия всего в квадратный фут.

Узник, если не предпочитает стоять целыми днями по колено в соленой воде, должен сидеть на козлах, где лежит его тюфяк и куда на рассвете кладут ему воду и кусок хлеба; хлеб ему надобно съесть сразу, ибо, если он замешкается, жирнейшие морские крысы вырвут его из рук».

Казанову схватили 26 июля 1755 года по доносу и обвинению в ереси и общении с духами. Впрочем, в список обвинений вошли также разврат и мошенничество. Казанова с успехом облегчал кошельки богатых венецианцев. Чтобы его арестовать, инквизиция прислала сорок солдат во главе с начальником стражи – настолько власти опасались его способности одурачить кого угодно и незамедлительно скрыться.

В тюремных камерах, находившихся в полуподвальных помещениях, почти ничего не было видно. Из-за высокой влажности тюремные условия в венецианской тюрьме были особенно тяжелыми. Узники часто болели и умирали.

Заключенные сидели на хлебе, воде и... вине. Хлеб закупался по весу, поэтому булочники, чтобы сэкономить, добавляли в него воду, ну а вино разбавляли водой уже сами тюремные надзиратели.

Нужно также отметить, что после отбытия назначенного тюремного срока, узники, если они умудрились выжить, могли покинуть тюрьму, но только после оплаты за свое содержание. Кто не в силах был собрать указанную сумму денег, оставался в застенках на неопределенное время. Правда, в помощь таким малоимущим в Венеции был создан религиозный орден, занимавшийся сбором пожертвований для этих заключенных.

Легко представить все эти ужасы, блуждая по подземелью в полном одиночестве. Здесь с непривычки можно даже заблудиться. Некоторые подземные коридоры вроде ведут к свету, но прибыв туда, оказываешься прямо во внутреннем замкнутом дворе тюрьмы, выхода из которого на волю нет.

Но подземелья тюрьмы Поцци не единственное место во Дворце Дожей, где томились узники. Камеры для заключенных имелись и на чердаке Дворца, под самой крышей, покрытой свинцом, отсюда и их название Пьомби, что значит «свинцовые» (piombo по-итальянски «свинец»). Эти камеры не заливала вода, но ее узники страдали летом от жуткой жары, доходившей до 60 градусов, а зимой от холода и сырости.

Тюрьма Пьомби также связана с именем Казановы. Великий авантюрист и сердцеед, переведенный в эту «поднебесную» тюрьму из тюрьмы подземной, единственный за всю ее историю умудрился из нее сбежать.

После того как знаменитого авантюриста перевели из Поцци в Пьомби, он сразу же стал готовить план побега. В общей сложности он провел здесь больше года. Наконец, план побега был разработан. Сначала он проделал дыру в полу своей камеры, располагавшейся прямо над одним из залов дворца. Казанова собирался спуститься туда в праздничный день, когда там никого не будет. Но когда все было готово к побегу, Казанову (вот невезение!) неожиданно переводят в другую камеру.

А вскоре один из надзирателей обнаружил дыру в полу его старой камеры и собирался доложить об этом своему начальству. Но Казанове удается договориться с охочим до денег тюремщиком и замять дело. И хотя побег сорвался, Казанова не утратил воли к свободе и тут же начл разрабатывать новый план, оказавшийся более удачным. Через несколько месяцев с помощью заключенного из соседней камеры он проделал дыру на крышу дворца, через слуховое окно они пробрались в одно из дворцовых помещений и затем, минуя стражу, выбрались на свободу.

Его побег до сих пор представляет собой нечто феноменальное: Казанова сумел вырваться из самых охраняемых застенков, за которыми следили не только стражи дожа, но и служители Совета Трех – страшной венецианской инквизиции.

Казанова покинул Пьомби чуть ли не при мистических обстоятельствах: при звуке полночного колокола. Во всех красках эта история, как и вся история жизни великого авантюриста, описана в его воспоминаниях, которые называются «История моей жизни».

Реальный Джакомо Джироламо Казанова был личностью выдающейся и, как отмечают историки, намного более интересной, чем все легенды о нем вместе взятые. Тайный агент, алхимик, маг, авантюрист, литератор, один из образованнейших людей своего времени, Казанова был и остается именем нарицательным. Однако любовные похождения, ныне в первую очередь ассоциирующиеся с его именем, были далеко не главным увлечением самого Джакомо.

Казанова много путешествовал по Европе, лично знал Вольтера, Моцарта, Гете, не говоря уже о крупнейших аристократах и правителях различных стран, начиная от Фридриха Великого и заканчивая российской самодержицей – императрицей Екатериной II. Согласно одной из версий его биографии (а их существует множество помимо той, что предложил он сам), Казанова был тайным агентом на службе Франции.

Именно этот факт, а вовсе не очередная любовная авантюра или богохульство, как это указывается порой, привели Казанову в венецианские тюрьмы Поцци и Пьомби. А спустя двадцать лет после своего феноменального побега он вернулся в Венецию и стал агентом уже той самой инквизиции, от которой сумел так ловко ускользнуть. Затем он вновь не угодил властям, снова бежал и осел в Чехии, где тихо и мирно доживал свои дни личным библиотекарем графа Вальдштейна. Там он и скончался 4 июня 1798 года, не зная, что спустя века его имя по-прежнему будет известно всему миру.

Но вернемся к венецианским тюрьмам.

Когда для узников, томящихся в камерах Поцци и Пьомби, стало не хватать места, была построена новая тюрьма по соседству с Дворцом дожей, на набережной Скьявони. С Дворцом ее соединил мост, известный как Мост Вздохов.

Эта тюрьма Карчери (сarceri по-итальянски и означает «тюрьма») окутана легендами и тайнами, не менее ужасными, чем Пьомби и Поцци. Достоверно известно, что в одной из ее камер добровольно провел ночь великий английский поэт Байрон в надежде пережить то, что чувствовали узники Карчери.

Условия в этой тюрьме едва ли были более комфортными, чем в двух других венецианских тюрьмах: тесные камеры, мощные решетки, вездесущие крысы, сырость, отвратительное питание, пытки.

Тюрьма Карчери выполняла свои функции вплоть до конца Второй мировой войны. Затем она была закрыта и превращена в музей, куда с удовольствием заходят туристы. Чтобы войти в нее, необходимо пройти через знаменитый, недавно отреставрированный Мост Вздохов, названный так потому, что именно с этого моста заключенные могли бросить последний взгляд на волю, увидеть кусочек моря, вздохнуть воздух свободы, перед тем как, возможно, навеки проститься с родными и близкими.

По материалам французской газеты «Либерасьон», Составил и перевел Ю. Александров

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: