Рейтинг@Mail.ru
Главная » Психология и отношения » Принять, нельзя “спасать”, или Искусство не трогать любовь руками

Принять, нельзя “спасать”, или Искусство не трогать любовь руками

love«Я наравне с другими хочу тебе служить…». Кто из нас не восхищался альтруизмом и безусловностью любви великого поэта Осипа Мандельштама, прочитав эти строки? Вот это страсть! Тут тебе и «служить», и на наличие «других» наплевать. Особенно потрясала степень одержимости в строках «И сам себя несу я, как жертва палачу». Кто-то из моих подруг мечтал, чтобы и их так любили. Я же, услышав в школьном возрасте эти стихи, оправдывала гениальным творением «сладкую муку» своей безответной тогда любви и утешалась: ну если уж Мандельштаму приходилось так страдать, что же остается нам, «малым сим»?

Любовь в восприятии многих поэтов означала служение и муку. Так, Ирина Одоевцева в книге «На берегах Невы» вспоминает: «…я спросила у Мандельштама: чем эта легкомысленная и нежная девушка, которой посвящались стихи, похожа на палача? «Ничуть не похожа, — он даже замахал на меня рукой. — Она тут вовсе ни при чем. Неужели вы не понимаете? Дело не в ней, а в любви. Любовь всегда требует жертв». — «Неужели, Осип Эмильевич, вы действительно так понимаете любовь?» Он решительно закинул голову и выпрямился. «Конечно. Иначе это просто гадость. И даже свинство, — гордо прибавил он».

С поэтами, черпающими из нервной материи свое вдохновение, все более-менее понятно. Но немало и обычных людей, которые только так и понимают любовь. Они называют ею страдание и добровольно (?) обрекают себя на «сладкие» муки. Известно, что в жизни прозы больше чем поэзии, знаем ведь, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда». И все же, почему многие не мыслят любви без трепета, слез и отчаяния, без преданного служения кому-то, причем в ущерб своим интересам?

Почему люди, особенно это касается чересчур ответственных, но не слишком уверенных в себе женщин, часто склонны любить тех, кто не любит их, опекать, выполнять чужую работу, защищать обиженных, сажать себе на шею тунеядцев, наставлять на путь истинный заблудших? Потом же, когда они выбиваются из сил и, чувствуя себя использованными, разражаются праведным гневом на тех, «кого они приручили», потому что не получают адекватной заботы, их же и упрекают, дескать, кто тебя просил?

«Мой милый, что тебе я сделала?»

— Я всегда наступаю на те же грабли, — сетует Инна Б., изящная, со вкусом одетая женщина, похожая на заплаканную Ким Бессинджер. Она пришла на консультацию, чтобы справиться с болью от недавнего разрыва с любимым. — Не пойму, что во мне не так, но меня всегда тянет к каким-то ущербным мужчинам. Или к тем, у кого как раз какие-либо жизненные трудности: не может найти работу, квартиру, пребывает в депрессии. Вот тут-то я и прихожу на помощь — выслушиваю, подбадриваю, утешаю. Дальше все идет по известному сценарию: он переезжает ко мне.

Инна, похоже, впервые задумывается, почему ее мужчины всегда приходили к ней, ее же к себе жить не приглашал никто: «Я начинаю усердно играть роль преданной жены (готовлю, стираю, глажу, покупаю продукты), а заодно — психотерапевта и массовика-затейника. Постепенно все мои мысли и все время заполняются любимым. Поначалу у нас идиллия — он мною восхищается! Но где-то в глубине души уже закрадывается тревога, потому что из опыта знаю — вскоре мои усилия будут приниматься как должное, потом он начнет мною тяготиться, а потом уйдет. Так произошло и на этот раз».

Дальше Инна рассказала, что, не считая замужества, уже в третий раз ее отношения с мужчинами развиваются по знакомому сценарию, и с каждым разом она все больше старается, но они ее все равно бросают. Она делает вывод, что, наверное, недостаточно старается, и вспоминает, что когда-то ясновидящая сказала, что на ней венец безбрачия.

— Что же я делаю не так и как нужно поступать? — восклицает Инна и очень удивляется, когда я говорю, что в ее ситуации выход очень простой, но тем самым и сложный — не делать НИЧЕГО.

— А как же найти и удержать нормального мужчину? — не понимает она. И еще больше удивляется, когда слышит, что ищет она не там, где действительно можно встретить человека, способного дать заботу и радость, а там, где ей ЛЕГЧЕ ИСКАТЬ. А удержать взрослого человека можно, только предоставив ему СВОБОДУ.

Когда мы любим слишком сильно

Сейчас объясню. История Инны типична, добрая половина читательниц в какой-то мере узнают в ней себя, не скрою, я — не исключение. Вы обратили внимание, что, рассказывая о себе, Инна все время говорила о Нем: что Он почувствовал, сказал, как она Ему понравилась? Смещение центра тяжести с себя на партнера — главный признак невротической любви. Когда я спросила, было ли хорошо ей самой, женщина задумалась, отшутилась штампами вроде «мы легких путей не ищем», «за любовь нужно бороться», а потом призналась, что ей по определению ДОЛЖНО было быть хорошо, ведь любимый рядом.

Вот еще признаки того, что именно вы «ведете» в отношениях:

— забрасываете все свои занятия и начинаете жить жизнью партнера;

— постепенно перестаете общаться с подругами, родственниками, круг ваших интересов сужается, но вы при этом полагаете, что целиком и полностью находитесь во власти великой любви;

— холодность вашего избранника оправдываете тем, что до вас его никто «по-настоящему» не любил, и уверены, что если вы будете сильно любить, то из холодного и безынициативного Он превратится в чуткого и любящего;

— в отношениях больше живете мечтой о том, как счастливы вы будете «переделав» любимого, чем реальностью, что позволяет вам отвлекаться от того, как безрадостно вам сейчас.

Вот только то радужное будущее, о котором вы мечтаете, так никогда и не наступает, а если и наступает на короткое время, то вы четко осознаете, что это выстраданное благополучие — плод вашего каторжного труда, а ваш избранник лишь позволял себя любить. Вскоре его былая страсть и вовсе сходит на нет, а вы опять остаетесь у разбитого корыта…

Не с нашим счастьем

Конечно, все вышеизложенные симптомы не появляются на ровном месте.

Во-первых, женщины, по своей природе, больше чем мужчины склонны преобразовывать, украшать действительность, поэтому многие сразу развивают бурную деятельность по переделыванию избранника «под себя». Да и ментальность у нас не созерцательная, как у японцев, ведь нас учили быть активными, преобразовывать мир. А еще родители привычно твердили дочери, что она должна уметь хорошо готовить, убирать, а также подальше «прятать» свой характер, а то никто не возьмет ее в жены. О том же, что должен делать для нее потенциальный муж, ей не говорили. Наверное, предполагалось, что уже само наличие оного сделает ее счастливой. Так они невольно, как всегда из лучших побуждений программировали дочь на определенный стиль ее будущих отношений. Ах, как это знакомо!

И все же не из всех маленьких девочек вырастают «спасательницы».

Скорее всего, как пишет американский психолог Робин Норвуд в своей книге «Женщины, которые любят слишком сильно», ее героини росли в семьях, где их «…эмоциональные потребности не встречали должного отклика. Вы сами получали мало подлинной заботы, а потому пытаетесь компенсировать эту неудовлетворенную потребность, становясь нянькой, особенно для тех мужчин, которые отягощены проблемами. Тем самым проецируете на них отношение, которого не хватает вам. Опасаясь, что вас бросят, вы готовы делать все что угодно, лишь бы не дать связи порваться. Ваша самооценка находится на критически низком уровне, и в глубине души вы не считаете, что достойны счастья».

Причем семья вовсе не должна быть неблагополучной внешне (алкоголиков, наркоманов или та, где царит насилие). Имеются в виду семьи, где родители были вечно заняты, эмоционально недоступны, где искреннее общение подменялось соблюдением ритуалов и правил, а проблемы ребенка были никому неинтересны, недооценены или отрицаемы как нечто несущественное. Где было не принято и даже считалось неприличным выражать свои чувства и эмоции, вместо этого каждый играл свою роль и все вместе усердно культивировали признаки внешнего успеха.

Кстати, моя пациентка Инна рассказала, что ее семья считалась вполне «нормальной», но очень скоро она поняла, что родители живут вместе только ради нее, тщательно скрывая неприязнь друг к другу. Их объединяли ее школьные оценки, и она из кожи вон лезла, чтобы «заслужить» похвалу и одобрение. Кстати, часто бывает, когда в семье существует большая проблема, с которой людям не под силу справиться, они подсознательно заменяют ее меньшей и, решая ее, создают иллюзию благополучия.

Практически во всех советских и постсоветских семьях царило воспитание сервильных, угождающих, «удобных в обращении» жен. Росшие в таких ячейках общества люди (это касается как женщин, так и мужчин) с детства должны были зарабатывать любовь родителей. Потому, став взрослыми, они стремятся привязать к себе своих избранников. И маскируют подсознательное стремление держать все под контролем, в основе которого лежат неуверенность в себе и страх потерять близкого человека, желание быть нужными. Быть нужным — заменитель любви для «недолюбленного». «Я нужна тебе?» — обычно молча спрашивает такая женщина мужчину при встрече. «Сможешь ли ты обо мне позаботиться?» — так же молча отвечает он ей. Так образуется удобный на какое-то время симбиоз, который обречен в своей основе.

«Куда все уходят, куда?»

Тот, кто привык вместо радости и защищенности получать от самых близких страх и разочарование, будет принимать за любовь страсть, вызывающую тревогу, трепет, сердцебиение, вести постоянную борьбу, преодолевать препятствия, тосковать по недоступному. Вот и Инна признавалась, что ей попадались мужчины «славные, добрые, так обо мне заботились». Но почему-то они совсем ее не волновали — и оставались в категории друзей. «Наверное, были слишком хороши, — грустно шутит женщина, — с ними я чувствовала неимоверную скуку».

Действительно, спокойные, теплые отношения, в основе которых не страсть, а нежность, слишком скучны для людей, чье искусство общения отточено для борьбы за любовь. Инна называла любовью состояние, «когда внутри у нее все сжимается», и стремилась найти такую «любовь». Искала же там, где ей было ЛЕГЧЕ, в том смысле что искала не душевное тепло и радость, а привычную, знакомую с детства душевную боль.

Но почему же, спросите вы, мужчины все равно уходили от нее, почему они не ценили ее усилий? Взяв на себя ответственность за развитие отношений, решая за мужчину его проблемы, Инна забирала самое дорогое — его свободу. Чтобы не затруднять его ловлей, она давала ему готовую «рыбку», лишая своего избранника гордости за победу. Возможно, она по-своему любила, но не уважала своих мужчин. Ведь при самых лучших побуждениях спасатель всегда находится «над» спасаемым. Она пыталась загонять их палкой в «ее» счастье, а они бунтовали, отстаивая право на собственное представление о счастье, пусть и «неправильное» с ее точки зрения.

Неизбежно наступал разрыв, и Инна еще сильнее чувствовала свою неполноценность. Ведь если не смогла завоевать любовь такого несчастного и незавидного мужчины, думала она, то разве можно надеяться на любовь достойного человека? Чтобы доказать обратное, Инна находила новую связь, еще более неудачную, так как была убеждена, что не заслуживает ничего хорошего.

Сделать сказку былью

Но позвольте, скажете вы, а как же сказки, которые учат нас, что жаром любви можно растопить ледяное сердце, как в «Снежной королеве», или преданной любовью превратить Чудовище в прекрасного Принца? А ведь сказки, как известно, содержат многовековые культурные коды. Так, в «Красавице и Чудовище», по мнению Робин Норвуд, скрыта секретная карта, и если ее расшифровать, можно «жить долго и счастливо». Ведь главная мораль сказки — умение ПРИНИМАТЬ реальность такой, как она есть, не пытаясь ее изменить. В сказке Красавице не нужно менять Чудовище, она трезво оценивает, не жалея его за то, что оно такое, и любит за добрые качества. В этом и заключается урок. Благодаря такому безусловному принятию Чудовище обретает СВОБОДУ, позволяющую ему проявиться во всей красе.

Принимать не переделывая, не приукрашивая, не исправляя — это как раз то, чего не хватает Инне и многим женщинам, терпящим неудачу за неудачей в личных отношениях и уже отчаявшимся вырваться из этого порочного круга. Именно поэтому я, к удивлению Инны, посоветовала ей не делать НИЧЕГО, чтобы «приручить» мужчину, то есть перестать манипулировать заботой, опекать. Как ни странно, именно принимая человека, мы даем ему возможность измениться — при условии, что он захочет это сделать. Пусть сам заботится о вас, завоевывает, радуется своему успеху. Если же это не входит в его планы, по крайней мере, вы не будете заблуждаться на его счет.

И еще. Как это ни странно, когда вы научитесь в первую очередь заботиться о себе, это привлечет к вам человека, способного позаботиться о вас.

Автор: Елена Савинова

Источник: Зеркало Недели

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: