Рейтинг@Mail.ru
Главная » Украина » Дело Луценко: Между голодом и политикой

Дело Луценко: Между голодом и политикой

lutsenkoНа сегодня самым масштабным "коррупционно-политическим" процессом остается уголовное преследование экс-министра МВД. В ближайшие дни ситуация может измениться: дело Юрия Луценко передано в суд, да и сроки его ареста истекают. Правда, до этого ему еще нужно дожить – в буквальном смысле.

Голодный бунт

Среди других подозреваемых из числа бывших власть имущих экс-министр внутренних дел выделяется сравнительно (с инкриминируемыми фигурантам других дел деяниями) незначительным вредом, нанесенным государству. Когда-то главного милиционера в трех статьях (191-й, 364-й и 365-й УК) обвиняют в злоупотреблении служебным положением. Претензии следователей коснулись сразу нескольких моментов. Их интересуют подробности действий, которые были истрактованы как потворствование пышному празднованию Дня милиции в 2008-2009 годах; организация незаконной слежки в рамках расследования дела об отравлении Виктора Ющенко и излишнее внимание Юрия Луценко к карьерному росту и материальному обеспечению его водителя. В общей сложности (бывший министр – не единственный фигурант "своих" дел), масштабы понесенного бюджетом ущерба правоохранители оценили в 970 тысяч гривен. Сумма значительная, но, как известно, к обвиняемым и в более "дорогостоящих" проступкам Генпрокуратура была или, как в случае с Юлией Тимошенко, остается снисходительнее…

По отношению к Юрию Луценко представители юстиции блюли твердость на протяжении почти пяти месяцев его ареста. Напомним, хотя первое уголовное дело против бывшего министра было открыто еще 5 ноября, задержали его при помощи "альфовцев" в "предпраздничном" режиме – 26 декабря во время прогулки с собакой. На следующий день очередному подозреваемому в коррупционных преступлениях Печерским райсудом столицы была определена мера пресечения: двухмесячный арест. Но, как известно, покинуть стены Лукьяновского СИЗО Луценко удалось только в мае – и вышел он не на свободу.

В феврале, к моменту истечения сроков ареста суд удовлетворил просьбу прокуратуры и продлил задержание одного из трибунов оппозиции по 26 апреля включительно. Официальная точка зрения придерживалась мнения о том, что на свободе видный фигурант сможет препятствовать ведению следствия.

Со временем объяснение того, почему именно Юрия Луценко необходимо оставить под стражей (тогда как, например, экс-замминистра юстиции Евгений Корнийчук или же экс-министр экологии Георгий Филипчук были отпущены под подписку о невыезде), изменилось. Следующая версия предполагала, что подозреваемый должен прочитать материалы своего дела, не покидая стен СИЗО. К моменту окончания очередного "двухмесячья" экс-министру удалось выполнить это требование, что не помешало суду продлить срок задержания еще на 30 дней. На этот раз главными "виновниками" происходящего были названы защитники Луценко и его товарищ по обвинению, не успевшие ознакомиться с наработками следователей. Соответственно, и желание части народных депутатов взять бывшего коллегу на поруки удовлетворено не было.

Дальнейшие события развивались уже драматичнее. На следующий день после решения суда, 22 апреля Юрий Луценко объявил о начале голодовки, спустя несколько дней в известность о его решении было поставлено руководство следственного изолятора. В начале мая защита Юрия Луценко предприняла попытку нивелировать официальное обоснование для его ареста – адвокаты направили в Генпрокуратуру ходатайство, в котором сообщили, что отказываются от своего права изучать материалы дела. Но, судя по конечному результату – переводу арестанта сначала в медсанчасть СИЗО, а с 11 мая – в больницу скорой помощи, оснований для прекращения голодовки Юрий Луценко так и не получил.

К 17 мая – дню, когда дело без проволочек было отправлено во все тот же Печерский суд, состояние оппозиционера врачи оценивали уже не как стабильное, а как критичное. Супруга Юрия Луценко Ирина настаивала на необходимости сфотографировать мужа, потерявшего свыше 20 килограммов; в прессу просочились неутешительные выписки из медкарты пациента; а Генпрокуратура, вероятно, не без облегчения сняла с себя всяческую ответственность. С момента ухода дела в суд решение о мере пресечения для обвиняемого принимать должен последний, а не следователь, как это было на протяжении почти пяти месяцев. Предварительное слушание по "коррупционному" вопросу, по слухам, было оперативно назначено на следующую же неделю – 23 мая. А, между тем, 26 мая должно будет стать последним днем ареста Юрия Луценко волею прокуратуры. Но сомнения в том, выйдет ли он на свободу в ближайшие дни, по-прежнему не развеиваются.

Не заметим, не простим?

На фоне более спокойного и, если можно так выразиться, "скромного" течения уголовных разбирательств других знаковых подозреваемых, обстоятельства "дела Луценко" смотрятся по нынешним меркам впечатляюще. Вне зависимости от отношения к предмету обвинения, готовность бывшего министра отстаивать свои права до последнего выглядит актом и гражданского, и личного мужества, свойственных редко какому украинскому политику. Но сама специфика уголовного преследования былого представителя верхнего эшелона власти не позволяет обстоятельствам избавиться от настойчивого привкуса политики.

Голодовка Юрия Луценко – шаг, который не прошел незамеченным. Правда, незамеченным, скорее, общественностью и представителями оппозиционных политических партий, которые сначала демонстрировали дружную поддержку мужественного решения, а теперь, когда, состояние здоровья арестованного резко ухудшилось, призывают его остановить голодание. А вот представители власти, если судить по заявлениям, публично стараются относиться последовательности оппозиционера максимально индифферентно.

Правоохранители продолжают придерживаться модели поведения, которая успела стать стандартной – заявлений о том, что оснований для освобождения экс-министра нет, а со здоровьем у него все не так плохо, как кому-то могло показаться. Омбудсмен призвала к изменению меры пресечения, но сделала это, по мнению наблюдателей, с меньшим огоньком, чем в 2005 году, когда она защищала интересы "регионалов", взятых в оборот не без инициативы нынешнего подследственного.

В Верховной раде с пониманием к проблемам Юрия Витальевича относятся только его коллеги по оппозиции. В массе своей парламентарии так и не успели заинтересоваться идеей о том, чтобы заслушать "тематические" отчеты генпрокурора и Нины Карпачевой. А работе большинства "дело Луценко" мешает разве что, по определению главы фракции ПР Александра Ефремова, "демаршами" – когда представители БЮТ и НУ-НС из чувства протеста по отношению к одним и солидарности – к другому – покидают сессионный зал.

Решительный шаг арестанта руководством страны напрямую не обсуждается, несмотря на то, что отношение к нему в неблагоприятных обстоятельствах могут повлиять не только на имидж власти внутри страны, но и на его экспортный вариант. А возможность для развития ситуации по последнему сценарию имеется: экс-министр пытается найти справедливость в Европейском суде по правам человека. И хотя сам Юрий Луценко в апреле считал, что раньше июля-августа его иск рассматриваться не будет, в начале мая Юлия Тимошенко сообщила, что Страсбург может взяться за дело "вне очереди".

Вполне вероятно, что имиджевые потери сильных страны сей в рамках "дела Луценко" могут быть очень заметны даже если ситуация все-таки не станет развиваться по самому трагичному из возможных сценариев. Иначе, предупреждают специалисты, смерть оппозиционера могла бы быстро сделать власть имущих практически невыездными в глазах Запада. Ведь в таком случае настойчивые заклинания о неизбирательности юстиции, принципиальности судов и общей справедливости всей системы серьезно потеряли бы в цене за рубежом.

Тем не менее, мало похоже на то, что набравшая обороты фемида может резко пойти на попятную. Сам фигурант громкого дела продолжает придерживаться мнения о том, что желание его обвинить имеет личные мотивы – хотя возможные "виновники торжества" это и отрицают. В любом случае, мысль о том, чтобы дать задний ход под давлением обстоятельств может восприниматься инициаторами уголовного преследования как неоправданное проявление слабости.

Здесь многое зависит от того, как именно воспринимать положение дел. Некоторые политологи считают, что "дело Луценко" – это своего рода первая ласточка, признак установления более жесткого режима. Директор социальной службы "Украинский барометр" Виктор Небоженко предполагает, что основная цель власти – "связать кровью судей и правоохранительные органы, чтобы они были готовы к выполнению любых приказов". Если это действительно так, то сложно ожидать снисхождения к человеку, столь немилому властному лагерю. Но все же нельзя и отметать возможность того, что дело разрешится хотя бы с подобием соблюдения цивилизованных норм.

На сегодня "вариантом минимум", пожалуй, все-таки остается освобождение арестованного из-под стражи. Стоит заметить, что быстрая передача дела в суд избавила власти от необходимости как-либо отвечать за дальнейшее развитие положения дел. Формально суд независим, а, значит, любое его решение будет преподноситься как незыблемая данность, не имеющая никакого отношения к исполнительной или законодательной властям. Но, допускают политологи, выйти из клинча с наименьшими потерями антипатики Юрия Луценко могли бы как раз при помощи народных избранников. Парламентарии-оппозиционеры в очередной раз собирают подписи под заявлением о готовности взять экс-главу МВД на поруки. Поговаривают и возможности сбора залоговой суммы в размере ущерба, нанесенного государству. Если "кворум" расширится, то порыв может иметь будущее. "Такой выход существует, и он сегодня прорабатывается для того, чтобы обеспечить подписи всех депутатов, всех фракций парламента и обратиться в суд, чтобы взять Луценко на поруки и изменить меру пресечения. Таким образом, политическую ответственность за это берет на себя фактически весь парламент", - делился со своими соображениями на пресс-конференции президент аналитического центра "Открытая политика" Игорь Жданов.

Такой вариант, хотя он и выглядит удобным (все же речь идет об ответе на настойчивые просьбы, а не о добровольном "попустительстве") возможен только в том случае, если для власти и в самом деле не прочь видеть Юрий Луценко на свободе хотя бы до судебного вердикта. Отпустив его под подписку, "доброжелатели" одним махом решают несколько проблем: показывают свою готовность прислушиваться к позиции противоположной стороны; снижают градус напряжения в обществе; слегка "притормаживают" темпы утверждения Юрия Витальевича в качестве главного символа Сопротивления и самого принципиального оппозиционера. Если же этого не произойдет, предсказать будущее будет уже сложнее. В сражении "принципиальностей" руководство страны может выбирать между ударами по имиджу – либо в своих глазах, либо в чужих. Малоприятно и то, и другое. Но ставка Юрия Луценко – его жизнь – куда выше…

Автор: Ксения Сокульская

Источник: Подробности

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: