Рейтинг@Mail.ru
Главная » Секреты истории » Пыточная тюрьма Сталина. «Мелочь судить, остальных расстрелять!». Часть 3

Пыточная тюрьма Сталина. «Мелочь судить, остальных расстрелять!». Часть 3

warТрагический 1941 год принес не только бедствия, связанные с нападением Германии на СССР, но и новые аресты и расстрелы. Документ о карательных действиях против бойцов и командиров, попавших в плен и окружение, вышел уже на шестой день войны. По приказу наркома обороны № 270 и постановлению от 16 августа 1941 года, подписанному Сталиным, Молотовым, Буденным, Ворошиловым, Тимошенко и Шапошниковым, все советские воины, оказавшиеся в плену или на оккупированной территории, объявлялись «изменниками Родины», будь то генерал, адмирал или же обыкновенный рядовой солдат или матрос.

Те, кто вышли из окружения, попадали в фильтрационные лагеря НКВД и чаще всего шли потом под трибунал (карали и членов семей бывших военнопленных). За период 1941-1944 годов одних офицеров было репрессировано 72 тысячи, а всего - 994 тысячи человек; более 157 тысяч из них было расстреляно. С 1944 года арестованных бывших военнопленных уже миллионы. В мае 1945 года отдел «Ф» и 4-е Управление НКГБ объединяются. Возглавляет это объединение Судоплатов, курирует Берия. Всего за войну и вскоре после нее подверглось аресту, казням и высылке 2 миллиона 500 тысяч человек. На фронте и в тылу вплоть до 1946 года свирепствовал Смерш, возглавляемый В.С. Абакумовым, который принимал личное участие в расправах над арестованными офицерами.

Дела о военных заговорах, аресты военачальников начались еще при Ежове. По официальной справке Военной коллегии Верховного суда СССР, Ежовым были уничтожены: 1 нарком ВМФ, 3 заместителя наркома обороны, 16 командующих войсками округов, 25 их заместителей, 5 командующих флотилиями, 8 начальников военных академий, 33 командира корпусов, 76 командиров дивизий, 40 командиров бригад, 291 командир полка.

Продолжая разработку «военных заговоров», при Берии в 1940-1941 годах арестовали более 100 генералов и адмиралов РККА; 23 из них были расстреляны, 12 - умерли, находясь под следствием.

С осени 1941 года опустевшие было камеры Сухановки начали заполняться новыми заключенными - так называемыми военными преступниками. Это были недавние военнопленные, прибывающие из особых отделов фронтов, а также свои, тыловые «враги народа».

Прежде всего следует сказать о военачальниках, которые умерли в Сухановке, не дожив до суда.

Военачальники, сидевшие во время войны в Сухановке

Это заместитель командующего Юго-Западного направления по автобронетанковым войскам генерал-лейтенант Владимир Степанович Тамручи. Перед арестом он был в резерве Главного управления кадров Красной армии. В.С. Тамручи был родом из Баку, имел высшее военное образование. Его арестовали 22 мая 1943 года. Семь лет находился он под следствием в одиночной камере Сухановской тюрьмы. Один Бог знает, что ему пришлось здесь перенести. В возрасте 58 лет 28 октября 1950 года он умер. Не выдержало сердце или он был забит до смерти сухановскими изуверами, мы уже не узнаем.

Контр-адмирал Константин Иванович Самойлов, также умерший во время следствия в тюрьме, был ровесником Тамручи, родом тоже из Баку, имел высшее военное образование. Перед арестом был начальником Управления военно-морских учебных заведений ВМФ СССР. Арестовали его вскоре после начала войны - 9 июля 1941 года. Обвинение было сформулировано как «подозрение на измену» Родине. За это «подозрение» он всю войну и послевоенные годы - целых 10 лет - томился в тюрьме. Из документов известно, что 59-летний адмирал умер в 1951 году, находясь под следствием в Сухановской тюрьме.

Ряды сухановских военачальников в годы войны пополнили начальник штаба 4-й ударной армии Федор Николаевич Романов, арестованный в январе 1942 года; преподаватель Академии ВВС Александр Александрович Туржанский; военачальники В.С. Голушкевич, И.А. Ласкин, Г.А. Ворожейкин. Все они были арестованы в 1942-1943 годах и содержались по 8-10 лет в сухановских одиночках.

В числе жертв Сухановки - маршал авиации, Герой Советского Союза Сергей Александрович Худяков (Ханферянц Арменак Артемьевич). Перед арестом в декабре 1945 года он находился на Дальнем Востоке, где успешно участвовал в войне с Японией. 14 декабря маршала вызвали в Москву, по прибытии арестовали и отвезли в Сухановку. Там, надо думать, за него крепко взялись, потому что маршал был не из слабых. Но его, как и других военачальников, быстро сломили. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР маршал был обвинен в связях с английской разведкой, в «злоупотреблении служебным положением» и в том, что жил под другим именем.

Маршала Худякова расстреляли 18 апреля 1950 года.

Генерал-майор Павел Григорьевич Понеделин перед войной был начальником Ленинградского военного округа. С апреля по август 1941 года он командовал 12-й армией Юго-Западного фронта, имел три боевых ордена. В районе Умани он попал в окружение, при попытке прорыва был взят в плен. В апреле 1945 года генерал был освобожден союзными войсками, от работы в армии США он отказался, затем семь месяцев проходил проверку при Советской миссии в Париже. Полностью восстановленный в правах, в декабре 1945 года П.Г. Понеделин вернулся в Москву и вскоре приступил к работе в Военной академии им. Фрунзе. Но лишь одну неделю генерал находился на свободе. 30 декабря он был арестован по доносу некоего К. После ареста Понеделин был водворен в Сухановскую тюрьму. Следствие по его делу продолжалось пять лет - до июня 1950 года. Все это время он томился в одиночке.

Понеделин обвинялся в измене Родине и выдаче на допросе в плену секретных сведений. Военной коллегией Верховного суда СССР от 25 августа 1950 года он был приговорен к расстрелу. В тот же день приговор привели в исполнение. Тело расстрелянного генерала было кремировано в Донском крематории.

Всего в Сухановке содержались без суда и следствия 52 высших офицера Красной армии, ставших во время войны добычей Смерша, - за неосторожные высказывания об отличной подготовке вермахта и наших просчетах.

«Мелочь судить, остальных расстрелять!»

К началу 1950 года о военных узниках Сухановки как будто забыли. Берии напомнил о них военный прокурор генерал Афанасьев. С интервалом в полгода Берия дважды обращался с вопросом о сухановских военачальниках к Сталину. Решение последнего было следующим: «Мелочь судить, остальных расстрелять!»

В конце декабря 1945 года при возвращении из немецкого плена были арестованы и помещены в сухановские одиночки: командир 15-го стрелкового корпуса генерал-майор Петр Фролович Привалов; начальник военных сообщений генерал-майор технических войск Сиваев Максим Наумович; генерал-майор войск связи Белянчик Михаил Николаевич; контр-адмирал, заместитель командующего Черноморским флотом Бондаренко Петр Тихонович; генерал-майор, командир 13-го стрелкового корпуса РККА Кириллов Николай Кузьмич, переданный советским властям миссией в Париже. Эти и другие военачальники, уже отсидевшие в одиночных камерах Сухановки по пять и более лет, в 1950-1951 годах были расстреляны.

Когда в Сухановке принялись «вышибать» показания одновременно из всех генералов и адмиралов, а это были люди крепкие, мужественные, началось что-то невообразимое.

Днем коридоры следственных кабинетов тихие, пустынные, видны следователи, сидящие за столами, строчащие какие-то записи. Но ночью... все наполнялось криками, визгом, воплями. Красные от натуги следователи в полуоткрытые двери виднелись за «работой» - избиением, истязанием подследственных. Следователь мочился в графин и заставлял пить подследственного. Избиения были такими, что крепкие 50-60-летние мужчины, бывшие полковники, генералы, кричали, не помня себя: «Мама!»

Очевидец слышал женские крики из соседнего кабинета: «Как вы смеете? Вы не смеете, не смеете!» Он думал про себя: что же они там с ней делают?

Некоторых после длительных допросов отправляли на принудительное лечение в тюремную психиатрическую больницу. Так поступили с 51-летним генерал-лейтенантом в отставке И.С. Варенниковым, подполковником А.А. Грибом и некоторыми другими.

Даже представителям всесильного Смерша пришлось познакомиться с Сухановскими казематами. По свидетельству ответственного сотрудника прокуратуры Кульчинского, в Сухановке несколько лет содержался бывший начальник Смерша одного из фронтов генерал-майор Сидякин. Он сошел с ума в тюрьме и, сидя в одиночной камере, целыми днями выл и лаял по-собачьи.

Казненных генералов и адмиралов кремировали в Донском крематории. Через 2-3 года, некоторые через год после расстрела были реабилитированы.

В.С. Тамручи, генерал-лейтенант танковых войск

В.С. Тамручи, генерал-лейтенант танковых войск

Н.К. Кириллов, генерал-майор

Н.К. Кириллов, генерал-майор

П. Т. Бондаренко, контр-адмирал Вышел из окружения — под трибунал!

П. Т. Бондаренко, контр-адмирал Вышел из окружения — под трибунал!

Автор: Лидия Головкова, Россия

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...

5 Комментария (ев) к записи “ Пыточная тюрьма Сталина. «Мелочь судить, остальных расстрелять!». Часть 3 ”

  1. Алексей (отправлено: 18 Июнь 2010 @ 13:18 )

    Ничего подобного в приказе №270 нет. Зачем вся эта ложь?
    http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7_%E2%84%96_270

  2. Scrat (отправлено: 18 Июнь 2010 @ 13:50 )

    Алексей, да неужели? Вы увидели там то, что вам хотелось. А теперь еще раз перечитайте второй пункт приказа. Под него подпадали все, кто попадал в плен, вне зависимости от того, мог он драться до последней капли крови или был просто в бессознательном состоянии.
    Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.
    К тому же, кроме приказа №270 существует еще масса постановлений с уточнениями, которые нужно искать не на Википедии, а в архивах.

  3. Владимир (отправлено: 15 Ноябрь 2012 @ 6:08 )

    Мой отец в плен не сдавался, он был штурманом дальней авиации, его несколько раз сбивали за линией фронта, он выходил к своим, проходил проверку и опять отправлялся воевать. Два ранения, шесть боевых орденов, 289 боевых вылетов с 1941 по 1945. А почему я должен уважать тех кто руки поднял?
    На войне, как на войне.А приказ “не шагу назад!” считаю очень сильным патриотическим документом, Сталин за него памятник заслужил.Владимир.

  4. ЛИБ (отправлено: 23 Январь 2013 @ 10:00 )

    Либерасты врут всегда.

  5. виктор (отправлено: 14 Февраль 2013 @ 11:09 )

    Боже! Ты не дай им опять закатать рукава!
    Юрий Шевчук

    В связи с тем, что в последнее время все чаще предпринимаются попытки реабилитации фашизма, диктатуры и тирании, крайне важно напомнить народам о преступной сути этого явления. Основной целью фашизма является физическое истребление одних народов с целью захвата их территорий и богатств другими. Главным оружием фашистского геноцида являлись газовые камеры, автомобили-душегубки. Пора выставить автомобили-душегубки НКВД и Гестапо на всеобщее обозрение. Пусть они будут установленны в каждом городе России и мира, напоминанием о том, что же такое фашизм.
    Необходимо законодательно запретить гитлеровскую и сталинскую пропаганду, сделать музеи во всех гитлеровских и сталинских тюрьмах.

Ответить виктор

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: