Рейтинг@Mail.ru
Главная » Здоровье и красота » И даже «оттуда» – возвращаются. Но только – усилием воли

И даже «оттуда» – возвращаются. Но только – усилием воли

narcotism2«Оттуда не возвращаются»... Тот, кто побывал в эйфории дурмана, кто существовал в нереальном мире страха, кто испытывал постоянную безысходность, никогда не избавиться от этого чувства. Человек, решившийся на личный подвиг, сумевший перебороть невероятными усилиями тягу к наркотикам, обречен всю жизнь помнить эти страшные годы зависимости. Наркомания - болезнь, от которой вылечиться можно ТОЛЬКО усилием воли. Не сделав этот первый шаг, ты не сможешь помочь медикам и психологам вытащить себя из паутины.

Есть много примеров «оживших» наркоманов, «просветленных душ» и «излеченных зависимостей». Но полностью здоровых людей, когда-то употреблявших наркотики, не существует. Это прежде всего психологическая зависимость, от которой избавиться невозможно. Перед вами история одного молодого человека. Это, естественно, не панацея от болезни и не моральное наставление, как надо себя вести, но может быть, прочитав его рассказ, кто-то поймет, что побороть эту беду можно только общими усилиями.

Александр принимал наркотики 12 лет. Начал в довольно-таки сознательном возрасте, уже успев отслужить в армии, жениться и родить сына. Но это только физический возраст. Морально он не был готов к трудностям жизни. Музыкант, творческая личность, сын состоятельных родителей, он не хотел брать на себя обязательства, еще меньше было желания мириться с самой жизнью, которая «не поняла» амбиций и порывов «непризнанного гения».

Бороться было лень! Легче было завалиться на диван и, прикрыв томно глаза, думать о том, как же все мерзко вокруг, как же можно не понять «гения». Выход нашелся сам собой. Выход простой, не требующий никаких усилий. В стране, в которой официально не было наркотиков, уже были наркоманы. И в маленьком российском городке неудовлетворенные жизнью музыканты собрались стайкой в восемь человек и ушли в нереальный мир.

Первая попытка Александра, и - передозировка. Сорок минут смерти, синие от испуга лица друзей... и никакого страха. Он уже побывал там, и ему было все равно, возвращаться назад или нет. Но было сладкое ощущение «розового торча», как называет это сам Александр. И следующий укол он ждал неделю, ждал, как обычно готовятся к праздникам. Эта эйфория продолжалась не больше месяца.

А дальше... банальная жизнь наркомана, с черным лицом, отсутствием аппетита, постоянной потребностью следующей дозы, философские беседы о несправедливости этого мира, друзья, которые молча варят зелье, квартира с тремя кастрюлями... Вечером засыпал с мыслью, что утром будет плохо, и от этого становилось еще хуже. Замкнутый круг, в котором уже не осталось места призрачному кайфу. Тогда первый раз пришла мысль обратиться к врачу. Но в стране, где не лечат наркоманов, врачи не готовы были увидеть на приеме человека, которого официально быть не должно. Врач сказал: от этого не лечат, вы все равно умрете. Дал пять ампул реланиума и отпустил умирать...

Опиум подарил Александру гепатит и полтора месяца больницы. Жадность до наркотиков не давала остановиться ни при каких условиях. Грязная жижа в кастрюле, от которой отказывались даже его друзья-наркоманы, плавно перетекала в вены Александра. Ему было все равно, что принять, надо, чтобы стало легче, и он готов был вобрать в себя любую гадость, потому что веры уже нет ни во что, просто надо, чтобы стало легче...

Через шесть лет бывших друзей-музыкантов уже не стало, а в страну пришел героин. Началась торговля и закончилось наркоманское братство, за дозу приходилось платить, ради героина шли на преступления, молодые стали умирать в туалетах. Прячась с ложкой на унитазе, «вмазывались» и тут же умирали. Александру претила такая смерть, остатки разума твердили: «ты умрешь, но умрешь героем». В безумии героинового похмелья пошел в военкомат, чтобы записаться добровольцем в Чечню. Чтобы умереть героем? Нет... там было больше героина.

Все это время о зависимости Александра знала только жена и десятилетний сын, которому не раз приходилось самому вызывать папе «скорую». Но они молчали... Когда обо всем узнали родители, отец принялся возить Александра к светилам науки, платя за это огромные деньги, ему надо было вернуть к жизни ребенка. А великовозрастный ребенок просто сам этого не хотел. Главное, чтобы родители успокоились, думал он и тут же шел к друзьям, которые легко пробивали всевозможные кодировки и подшивки... и снова доза. А дальше уже по накатанной.

Два раза попадал в психиатрическую лечебницу. Причем первый раз Александр не помнит, просто очнулся на кровати с привязанными руками. Второй раз пошел на условии родителей... И только тогда, стоя за решеткой в больничной палате, он задумался, что живет как-то неправильно, что его жизнью управляет кто-то другой, а не он сам... Он попытался сделать шаг к жизни, но психологическое заражение воли не отпускало.

Но в 2000 году двойное воспаление легких и общее заражение крови свалило Александра на больничную койку отделения реанимации на два месяца. И тогда он услышал от уже другого врача: парень, ты определись, либо туда, либо оставайся здесь... Но определиться ему мешали наркотики, он уже не мог думать ни о чем другом, и по выходу из больницы у него уже была постоянная доза, но... не было больше ничего: ни друзей, ни дома, ни работы, ни жены, ни родителей... перед ним закрыли все двери. Он остался один. В подвале на стекловате, голодный, в похмельном бреду... именно этот момент жизни Александр считает своим «дном»... ниже падать некуда, ты либо остановишься и попытаешься начать путь назад, либо тебя уже нет.

Вот тогда Александр приполз на коленях к отцу. Приехали на этот раз в Петербург. Привел отец его в центр Бехтерева на реабилитацию, где Александр впервые увидел «трезвых наркоманов». Отец оставил сыну 500 рублей и уехал, сказав: живи как хочешь. В 35 лет впервые остался в чужом городе без средств к существованию, без жилья и работы. Тяжело было ломать самого себя, признаваться в своих жизненных ошибках.

«Я эгоист, - говорит Александр, - думал, что есть только мое мнение, остальные все неправильные. И тогда я сбежал, через неделю после начала курса реабилитации, увидел грамм героина и сбежал. Через три дня понял, что эта эйфория так просто не пройдет, придется идти на более страшные преступления ради дозы, и вернулся».

Этот день и можно назвать началом возвращения обратно. Появилась в жизни цель, а самое главное - уверенность, что ты на что-то способен и зачем-то нужен в этом мире. Было тяжело, но появилась вера в будущее, потом друзья, работа, учеба и осознание того, что ты на правильном пути.

Уже теперь Александр понимает, что корни наркомании лежат в неуверенности в себе с детства, низкой самооценке, страхах и трусости. Этого не видят родители, и отсюда главная проблема. Выздоровление зависит от того, как дальше жить с этим. Надо признаться самому себе, что ты трусил, что тебя обижали, и стать другим человеком.

Это не мораль, которую мы собирались донести. Это лишь один из многих примеров человека, попавшего в беду. Но этому человеку удалось преодолеть себя, а значит, и общее семейное горе.

Источник: Украина Криминальная

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: