Рейтинг@Mail.ru
Главная » Украина » План бездействия относительно членства

План бездействия относительно членства

Назойливые предсказания евроатлантических пессимистов сбылись. Украина и Грузия так и не смогли получить ПДЧ в декабре. Пообещав очередные "углубление и сближение", Альянс занялся своими проблемами и повернулся к России...

За что боролись...

Встреча министров иностранных дел стран НАТО не обеспечила сенсацию, намеки на которую появились по итогам апрельского саммита в Бухаресте. Блок не стал официально планировать действия относительно членства ни с Украиной, ни с Грузией. Сюрпризом это не оказалось - нерадостные для соискателей прогнозы озвучивались уже несколько месяцев. Но менее досадно от этого не становится: в очередной раз хотели, как лучше, а получилось - как всегда.

Мнение по поводу лояльности НАТО по отношению к Киеву и Тбилиси разделились еще в апреле. Тогда перенос возможного предоставления ПДЧ на декабрь воспринимался двояко. Сами страны-претендентки и их симпатики (вроде США) были уверены, что речь идет всего лишь о временной отсрочке важного решения. Пессимисты же склонялись к мнению о том, что весенний месседж: "Украина и Грузия обязательно станут членами НАТО, но только не сейчас", - был формой вежливого отказа, а потому чрезмерно рассчитывать на то, что за восемь месяцев ситуация коренным образом изменится, не стоит.

Надежда, как всегда, умирает последней, тем более что в августе ее "подкормила" реакция Запада на кавказскую активность Российской Федерации. Но осенью ожидаемое потепление не случилось: Брюссель все чаще намекал на то, что обе кандидатки элементарно не соответствуют высоким стандартам носителей гордого звания "государство - член НАТО". Кроме того, каждая из стран-кандидаток обладает дополнительными "отягощающими обстоятельствами". Для Грузии это некоторая коррекция мнения Европы по поводу грузино-осетино-российского кризиса. Если поначалу Запад чуть ли не всецело морально поддерживал Тбилиси, то со временем общее одобрение уступило место критике методов, которые использовал грузинский президент. "Понятное, в общем, стремление президента Михаила Саакашвили вернуть Южную Осетию и Абхазию в состав Грузии реализовывалось с полным пренебрежением к роли международного сообщества и необходимости действовать осторожно, мирными средствами", - декабрьская риторика американской прессы уже существенно отличается от августовской. С Украиной - и того проще. Уже в который раз как заметный недостаток нашей страны воспринимается внутренняя политическая нестабильность. Неработающий парламент и затянувшиеся внеочередные выборы хоть и могут расцениваться Брюсселем как оригинальный путь к повышению градуса демократичности общества, но в целом воспринимаются без особого одобрения.

То, что на встрече глав внешнеполитических ведомств стран Альянса о ПДЧ речь не пойдет было понятно заранее: от этой идеи накануне отступились даже главные ее апологеты, включая и США, которые предложили принять соискателей как-нибудь по-другому, да и то - не в ближайшие годы. Тем интереснее становилось потенциальное предложение, от которого, по идее, Украина и Грузия просто не смогли бы отказаться. В итоге обеим странам пообещали так называемую "годовую национальную программу", которая будет реализовываться в рамках деятельности комиссий Украина-НАТО и Грузия-НАТО. По предварительным прикидкам речь пойдет о том же сотрудничестве, которое "углубляется и расширяется" уже много лет, только "в профиль". Предполагаемые изменения, которые Альянс обязуется помочь осуществить, должны коснуться гражданского контроля над военными, расширения свободы слова, утверждения независимости судов и необходимости обеспечения честных выборов. По большому счету - ничего нового, но этого следовало ожидать - несмотря на убежденность в том, что Украина делает для НАТО больше, чем многие члены Альянса, которую недавно озвучил глава МИД Владимир Огрызко, до демократических стандартов развитых государств нашей стране действительно далековато. И уже то, что у Брюсселя возникают претензии к положению дел в украинской судебной системе - тоже тревожный звоночек, громкое звучание которого, возможно, связано, в том числе, с октябрьскими реорганизациями административных судов имени Виктора Ющенко. Нельзя сказать, что бездействие украинской стороны стремится к абсолюту. Но описание общего положения дел в политикуме трудно сочетать со словом "стабильность". До интенсификации проведения необходимых реформ у власть имущих руки не доходят уже не один год. А недавно стартовавшую программу по разъяснительной работе среди населения, которая вызывает приступы гордости за свои действия у руководства страны, стоило бы начать как минимум несколько лет назад.

Поскольку украинская власть регулярно проявляет образцово-показательный оптимизм касательно членства в НАТО, маловероятно, что результат встречи министров иностранных дел будет воспринят как трагедия. Уже сейчас все популярнее становится версия о том, что Украина и так делает максимум возможного, а называется ее активность ПДЧ или нет - уже не так существенно (ее преданным сторонником является и Владимир Огрызко). Впрочем, действительно, не в названии дело. А вот собственно действий/бездействия это напрямую касается. Правда, помимо внутренних сложностей, есть еще и внешняя конъюнктура - тоже не слишком обнадеживающая.

...на то и напоролись

Брюссель поясняет неполучение Украиной и Грузией ПДЧ исключительно неготовностью последних к такому серьезному шагу (неясно, правда, как такая позиция сочетается с подходом "Вы непременно станете членами НАТО"). В то же время промежуточное фиаско Киева и Тбилиси совпало по времени с потеплением в отношениях между Альянсом и Москвой. Можно было бы посчитать это случайностью, если бы не радужное настроение "старшей сестры".

Лояльность к России ряда стран НАТО, проявляемую в работе по замедлению интеграции Украины и Грузии, можно было предугадать. Во-первых, внутри НАТО хватает своих проблем (например, с возможной сменой стратегической концепции Блока), чтобы Альянс с удовольствием взваливал на себя еще и дополнительные по интеграции новых членов, исторически принадлежащих к российской сфере влияния. Во-вторых, главный сторонник евроатлантического курса двух стран - США - сейчас находится на грани смены власти. И, хотя следующего президента считают последовательным сторонником киевско-тбилисского ПДЧ, предугадать будущую тональность общения Барака Обамы с Москвой пока сложно. В-третьих, никто не отменял значимость экономического сотрудничества некоторых влиятельных членов НАТО (например, Германии, которая настояла на том, что будущая годовая национальная программа не была приравнена к ПДЧ) с Российской Федерацией, что помогает сохранять теплые политические отношения. Кроме того, августовские события на Кавказе продемонстрировали несовершенство существующих систем коллективной безопасности. Похоже, Запад искренне не знает, как вести себя с Россией. Первая, несколько "детская", реакция, а-ля закрыть глаза и понадеяться, что все само пройдет, которую НАТО продемонстрировало в конце лета, "заморозив" сотрудничество с Россией, сходит на нет. Теперь Альянс ищет новые форматы общения с неспокойным соседом. И во имя успешности этих поисков без особых сомнений может пожертвовать интересами Украины и Грузии.

Трансформация евроатлантического восприятия поведения России играет явно не на руку Киеву и Тбилиси. Основная проблема здесь в том, что Москва уже восприняла сочетание возобновления своего диалога с НАТО и отказ в ПДЧ для двух постсоветских государств как два пункта одной программы. "НАТО поменяло свою позицию, как в отношении России, так и в отношении Украины и Грузии. Лед тронулся", - убежден постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин. Для РФ, у которой отрицательное отношение к НАТО-перспективам Тбилиси и Киева записано в концепции внешней политики, результат встречи внешнеполитических министров стран Блока - промежуточная победа. И, вероятно, в ближайшее время Украина "напорется" на еще большую активность со стороны Москвы, которая может посчитать, что у нее развязаны руки.

Поскольку высшее российское руководство может воспринять решение (вернее, его отсутствие) Альянса как своего рода подтверждение закрепления Украины и Грузии в сфере влияния Москвы, вполне вероятно, что Киеву и Тбилиси придется сменить формат отношений с Кремлем. Судя по недавней активности украинского президента, Виктор Ющенко уже морально готовится к такому сценарию. Второго декабря стало известно о создании межведомственной стратегической группы по вопросам украинско-российских отношений, цель которого - утверждение духа "здорового экономического прагматизма" в отношениях между двумя странами. Как именно члены группы будут "отодвигать политические вопросы на второй план", пока не известно, но уже само ее существование - тренд интересный.

Новые веяния на Банковой можно (и, скорее всего, будут) расценивать по-разному: от "наконец-то стало ясно, что от Запада не будет толку, и дружить надо с Россией" до "если уж Запад решил улучшать отношения с Россией, значит, следуя новой моде можно достичь больших успехов в евроинтеграции". В любом случае соответствующий конъюнктуре план действий на ближайшие пару лет вырисовывается достаточно четко: следить за собой и своими реформами и не слишком уж явственно "бить горшки" с соседями. Вполне вероятно, что такой сценарий вызовет одобрение и на Западе, и в России. Но и действовать, и бездействовать нужно не во вред себе.

Автор: Ксения Сокульская

Источник: Подробности

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (Еще не оценено)
Loading ... Loading ...

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: