Рейтинг@Mail.ru
Главная » Секреты истории » Украинский классик японской литературы

Украинский классик японской литературы

yeroshenko.jpgИмя писателя Айлосянке (Айрошянке) занесено в японскую энциклопедию наряду с именами других прославленных японцев. Не раз в Стране восходящего солнца издавались его книги и собрания сочинений. Помнят его и в Бирме (Мьянме), и в Китае. Забыли только на Родине.

Ведь настоящее имя классика - Василь Ерошенко, и родился он в Курской губернии, в простой крестьянской семье украинских переселенцев.

Счастливые случайности

Василь появился на свет аккурат перед Новым годом - 31 декабря (по старому стилю) 1890 года в деревне Обуховка. С крестинами младенца родители решили поспешить, и мальчика понесли в церковь в лютый мороз. Праздники продолжались, батюшка уже успел принять на грудь, а потому уронил ребенка в ледяную купель. Жизнь мальчонке спасли, но зрения он лишился навсегда. Удивительно, но на всю жизнь Василь запомнил склоненное над ним материнское лицо, синее небо и купола деревянной сельской церкви. Несмотря на слепоту, первой счастливой случайностью в жизни Василя Ерошенко можно считать уже то, что он выжил.

Вопреки всему Василь не стал тяжелым инвалидом. Он прекрасно научился ориентироваться на местности, а потому не нуждался даже в палочке при ходьбе. Рос, как и остальные деревенские мальчишки. Но время шло, пора уже было думать и об учебе. О том, чтобы учить слепого в местной церковно-приходской школе, не могло быть и речи. Ни условий, ни специалистов для этого просто не было. И тогда в жизни Василя появился местный помещик, граф Орлов-Давыдов. Отец Василя, Яков Васильевич, арендовал у него землю. Граф проникся судьбой удивительного мальчишки с льняными волосами и печальной улыбкой, отправив его на обучение в приют Московского общества обучения слепых детей. В приюте детей обучали по книгам, написанным шрифтом Брайля. И именно там Василь стал читать взахлеб. Водя пальцами по выпуклым точкам, он открыл для себя не только русских, но и украинских писателей. Приютская библиотека была невелика. Когда все книги в ней оказались прочитанными, Василь начал сочинять и писать сам.

Помимо литературных опытов, юный слепец научился играть на гитаре и скрипке, ибо мир звуков был ему близок и понятен как никому другому. Одно время он пел в хоре и играл в оркестре слепых, а вечерами выступал в ресторане «Якорь» на Сухаревской площади. Окружающие прочили ему карьеру музыканта, но судьбе было угодно по-другому. Именно в ресторане талантливого юношу заметила Анна Николаевна Шарапова, родная сестра писателя Льва Толстого. Познакомившись с Василем, она была восхищена его умом и интеллигентностью, которых трудно было ожидать от простого парня. Поскольку Анна Николаевна была увлечена модным тогда искусственным языком эсперанто, то пригласила нового знакомца на свои курсы. И эта, очередная, счастливая случайность открыла в юном Ерошенко талант полиглота. Под чутким руководством своей наставницы, которая впоследствии стала и наставницей духовной, он блестяще освоил эсперанто.

В тогдашней России на учебу в высшие учебные заведения инвалидов не принимали и Василю отказали в приеме в консерваторию. Анна Николаевна написала письмо в Лондонскую Королевскую музыкальную академию для незрячих. Оттуда пришел ответ с согласием и в 1912 году Василь Ерошенко отправился в дальний путь.

Путеводная зеленая звездочка

Проехать через четыре страны на пути в Англию Василю помогла зеленая звездочка эсперантиста, прикрепленная к лацкану пиджака. По этому символу его опознавали «свои» и передавали, как по эстафете, друг другу. А в Лондоне Василь быстро освоил и английский. В Академии он изучал классическую музыку, потом шел в библиотеки и музеи, которыми так богата британская столица, чтобы расширить свои знания в области искусств, мировой истории и культуры. Там же, в Лондоне, Ерошенко впервые публикует свое стихотворение. На английском языке, естественно. Потом пишет сказки для детей, которые издаются отдельными книжками и приносят доброжелательные отзывы критиков. Но Василь хочет учиться дальше и отправляется в Париж. Там он легко овладевает французским языком и посещает лекции в Сорбонне, но, заскучав по Англии, решает вернуться. На берегах туманного Альбиона его ждет неприятная новость: за связь с эмигрантами-марксистами он должен немедленно покинуть страну.

В 1914 году Василь вернулся в родную Обуховку и начал усиленно изучать японский язык. Сам. Тогда же он вступил в переписку с эсперантистами Японии, Бирмы и Кореи, твердо решив отправиться в путешествие на Восток. Уже осенью 1914 года Василь стал слушателем Токийской школы слепых, а через год владел японским совершенно свободно. Во многом этому способствовала невероятная память и еще то, что все иностранные языки Василь изучал и совершенствовал на слух.

Однажды Василю довелось поучаствовать в публичной дискуссии с великим индийским писателем и философом Рабиндранатом Тагором, который выступал в Токийском университете. Ерошенко поразил индийца глубокими знаниями различных философских и религиозных течений. Да так, что знаменитый писатель остался с ним продолжать беседу.

Уже в 1916 году в одном из токийских журналов увидела свет первая новелла Ерошенко, написанная по-японски. В «Рассказе бумажного фонарика» автор использовал метод «черно-белого описания», традиционный для японской и китайской литературы. Откуда этот дар достался парню из русской глубинки?

«Слишком мало земли и слишком много счастья» - так Ерошенко отзывался о Японии и своей жизни там. Слишком... Его не покидало чувство, что счастье это скоротечно, а забота и любовь друзей и подруги Камитики Итико могут вдруг иссякнуть, как по мановению палочки злого волшебника. И он решил не дожидаться этого страшного дня, а приблизить его сам - просто уехать. Бежать. В Бирму.

Вихри враждебные

Талант и ум Ерошенко не остались незамеченными и там. Очень быстро он стал директором школы для слепых. Там же, в Бирме, его и застало известие о революции в России. Как и многие интеллигентные люди того времени, Ерошенко был уверен в том, что революция принесет народу свободу, счастье и благоденствие. Поэтому основной целью слепого писателя стало возвращение домой. Любой ценой, через множество границ, вопреки всему. Когда бирманские власти не дали ему разрешения на выезд в советскую Россию, Ерошенко решил добираться нелегально, через Индию, Афганистан и Среднюю Азию. В Калькутте его арестовали как «большевистского агента» и посадили на судно, следующее во Владивосток, который тогда был захвачен белогвардейским генералом Каппелем. В Шанхае Ерошенко бежит, загримировавшись местным кули, и перебирается в Японию. Но и там ему больше не рады. Его снова подозревают в связях с большевиками, допрашивают, унижают и раздирают веки, чтобы убедиться - он действительно слеп, какой уж там агент... Пришлось властям доставлять Ерошенко во Владивосток за казенный счет. Но из Владивостока в центральную часть России пути уже не было. В городе белые, дальше линия фронта, за ней - нейтральная полоса, на которой бесчинствуют многочисленные разноцветные банды. В негостеприимную Японию возвращаться не хотелось, и Ерошенко отправился в Китай...пешком. Просто по шпалам пересек границу и пошел в Харбин. Ни денег, ни вещей у путника при себе не было. Только обветшалая одежка на нем, да гитара за плечами. Но зато в Харбине был настоящий друг, Никонэ Хироси. В общем, не имей сто рублей...

В Китае Ерошенко стал преподавателем эсперанто в Институте языков мира, продолжил писать и издавать стихи и прозу. В Харбине вышел поэтический сборник «Стон одинокой души», а вскоре в пекинском журнале «Новая молодежь» были напечатаны две сказки Ерошенко, в переводе Лу Синя - известного китайского писателя. Лу Синь настолько заинтересовался жизнью и творчеством слепого писателя, что пригласил его поселиться в своем доме, в Пекине.

Продолжая писать, Ерошенко преподает в школе эсперанто при Пекинском университете русский язык и литературу. Как это удавалось слепому человеку в чужой стране? Очень просто. Василь читал пальцами брайлевский текст и произносил его на эсперанто.

Одним из самых счастливых дней пекинской жизни Ерошенко стал день, когда Лу Синь закончил переводить на китайский его лучшую пьесу - «Персиковое облако». Хорошую новость Василю сообщила мама Лу Синя. А Василь, придя в восторг от нахлынувших чувств, схватил гитару и почти час пел старой китаянке русские и украинские песни.

Жизнь - это дорога

Летом 1922 года Василь Ерошенко вновь отправился в дальний путь - на этот раз в Финляндию, на XIV Международный конгресс эсперантистов. Дорога пролегала через Россию, благодаря чему у профессора Пекинского университета Василия Яковлевича Ерошенко появилась возможность побывать дома.

Какой же радостной была эта долгожданная встреча! Как счастлив был Василь вдохнуть воздух родины, который не заменит ни что на свете. В Чите он тайком выбрался из вагона для иностранцев, переместился на крышу поезда и остаток пути до отчего дома проехал так, наслаждаясь просторами, которых не мог видеть, но ощущал каждой клеточкой тела. Во время остановок он подносил дрова для паровоза, делил трапезу и кров с бесприютными попутчиками, вместе с ними прятался от бандитов - он стал одним из тысяч.

Конечно, китайские гостинцы до родни не доехали - тут не до жиру, лишь бы выжить. Путника в дороге обокрали, но он совершенно не жалел об этом и не уставал повторять: «До чего же хорошо на крыше - вся страна видна!» Потом были Хельсинки, затем Москва, снова родная Обуховка и снова Пекин...

Удивительно, но Василем Ерошенко совершенно не интересовались советские «компетентные органы», и он смог беспрепятственно продолжить путешествия. В июне 1929 года на теплоходе «Астрахань» он отправился из порта Владивосток к мысу Дежнева. Писателю хотелось побывать на Чукотке, «чтобы почувствовать ее на ощупь». Почти год он провел в этом суровом крае, успев собрать народные чукотские сказания и написать цикл рассказов «Из жизни чукчей». Очень пригодились ему знания восточной медицины, которые он приобрел за годы странствий. В тундре он стал врачом, ибо другого было не сыскать на тысячи верст в округе.

Всю жизнь в дороге провел Василь Ерошенко. В 1934 году его пригласили в Среднюю Азию, в самый южный город Советского Союза - Кушку. Там, по поручению Наркомпроса республики, он создал первую Туркменскую школу для незрячих детей, которую и возглавил. Уже 1 сентября 1935 года она распахнула свои двери и начала учебный год. Василий Яковлевич преподавал там литературу, историю и языки: туркменский, русский и английский. Он же первым перевел на язык Брайля туркменский алфавит, и уже совсем скоро слепые туркмены получили первый учебник, отпечатанный специальным шрифтом. Первыми словами в нем были: «Наша ночь темна, но мы не рабы».

С детьми ему было легко и свободно. Он учил их всему, что знал и умел сам. Научил любить родину, землю, небо и воду. Научил обходиться без поводыря, повторяя: «Поводырь слепого - солнце!», не пасовать перед трудностями и не отчаиваться. Приучил к чтению и игре в шахматы, потому что и сам любил эту игру, став в 1938 году даже бронзовым призером шахматного турнира, проходившего в СССР.

Школа в Кушке стала главным делом его жизни, которому он посвятил 11 лет. В Москву Ерошенко вернулся только после окончания Великой Отечественной войны, в 1945 году. Преподавал в различных школах для слепых детей, продолжал писать. Мечтал вернуться в родную деревню и пройти от нее пешком до Владивостока, в сопровождении собаки. Не довелось... Перед смертью он еще успел съездить в Якутию, но дни его были уже сочтены. Он вернулся умирать в родной дом и сгорел от рака за считанные месяцы в 1952 году. За три дня до смерти Василь Ерошенко закончил последнее произведение и завещал свой огромный трехтонный архив Всероссийскому обществу слепых. Бумаги погрузили в грузовик и повезли из Обуховки в Старый Оскол. В последний путь. Почему сожгли творческое и литературное наследие Василя Ерошенко в топке котельной старооскольского общества слепых, мы никогда не узнаем.

Изучив более десяти иностранных языков, Василь Ерошенко никогда не забывал свой родной - украинский. И национальность свою в различных анкетах указывал одинаково - украинец. Довелось ему побывать и в Киеве, и в Харькове, и в Чернигове. Он прекрасно был знаком с историей Украины, ее культурой и литературой, знал и прекрасно исполнял украинские народные песни. Жаль, что Украина о нем не знает ничего...

Автор: Мария Токаревская

Обсудить на форуме

Смотрите также:



ОтстойПлохоСреднякХорошоОтлично (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...

2 Комментария (ев) к записи “ Украинский классик японской литературы ”

  1. Святослав_ (отправлено: 22 Апрель 2017 @ 15:58 )

    КПSS-овцы дали приказ КББ-шке сжечь архив Ерошенко.
    Причина более чем очевидна:
    “…Изучив более десяти иностранных языков, Василь Ерошенко никогда не забывал свой родной – украинский. И национальность свою в различных анкетах указывал одинаково – украинец…”

  2. Ирене Крекер (отправлено: 23 Апрель 2017 @ 12:58 )

    Здравствуйте, уважаемые люди, занимающиеся изучением творчества Василия Ерошенко.

    Несколько слов обо мне. Ирене Крекер. 65 лет.Родилась в России в семье немцев. Учитель русского языка и литературы. 25 последних лет проживаю в Германии. Являюсь автором нескольких книг.

    Узнав о том, что в августе 2017-го года в Бельгии будет проводиться конкурс “Эмигрантская лира”, решила принять в нём участие, предоставив эссе на тему “Запад – Восток”. В процессе написания познакомилась с творчеством Василия Ерошенко. Его путь по жизни не имеет аналогов. Восхищена, горжусь моим соотечественником. Начала писать о его встречах на Востоке… Жаль, что из поэзии нашла в интернете только тексты трёх стихотворений в переводе с эсперанто, сделанные к конкурсу поэтического перевода… Может быть, вам известны его произведения, посвящённые Р. Тагору или Лу Синю… может, какие-то подробности об общении с этими и другими людьми, кроме того, всем известного спора в Токийском университете, о культуре Запада и Востока с Р.Тагором…

    Так сойтись или не сойтись культурам… Запада и Востока? Прав или не прав Киплинг? Не знаю. насколько в Германии известно о творчестве Ерошенко… Мне известно лишь, что он был участником 14 Международного конгресса слепых эсперантистов, что после него жил около года в Лейпциге и что в Лейпциговском городском музее есть портрет. художника Рудольфа, имени которого я не знаю…Мне очень хотелось бы, чтобы о творчестве поэта узнал широкий, хотя бы русскоязычный читатель, в Германии и других странах.

    Не знаю, насколько и в Германии известно о его творчестве. Прочла все статьи Юлии Платань, и Сергея Прохорова, и Виктора Першина, повесть Романа Белоусова… Может, появились новые знания о периоде проживания Василия Ерошенко в Японии и Германии, тогда помогите дописать статью, связав прошлое с нашим временем.

    С уважением,

Оставьте комментарий

:acute: :aggressive: :air_kiss: :bad: :biggrin: :blush: :boast: :crazy: :cray: :wall: :diablo: :beer: :gamer: :girl_blum: :girl_devil: :girl_witch: :write: :lol: :mega_shok: :music: :tongue: :afftar: :popcorn: :rtfm: :sorry: :to_babruysk: ;) :) :king: %) :unknw: